Навигация:
ГлавнаяВсе категории → Проектирование клубов

Анализ функционирования сетей клубов в союзных республиках


Анализ функционирования сетей клубов в союзных республиках

Союзные республики относятся к наиболее крупным ад-мининистративно-территориальным единицам, обладающим необходимой системной целостностью и своеобразием. Культурная жизнь республик хорошо документирована — она фиксируется большим числом статистических показателей, доступность которых облегчает первичное рассмотрение клуба на этом уровне. Данные по функционированию клубов в республиках собираются планомерно, систематично и имеют массовый характер, что позволяет применять методы статистического моделирования. Кроме того, весьма существенным моментом такого анализа служит возможность на уровне обыденного сознания различать республики с разным культурным потенциалом. Так, республикам Прибалтики традиционно предписывается более развитый уровень, нежели республикам Средней Азии. Для других территориальных единиц такие оценки менее очевидны.

Значимость рассмотрения клубных сетей союзных республик связана с тем, что на этом уровне разрабатываются специальные программы совершенствования культурного обслуживания. Такие программы созданы, например, в ВНИИ-1 искусствознания совместно с республиканскими органами (Министерством культуры, совпрофом, Госпланом, агропромом). При составлении таких программ необходимо иметь прогноз объемов культурного потребления, нового строительства, необходимых штатов и др. Учитывая отказ от типового проектирования, целесообразно заранее знать особенности необходимых (перспективных) зональных проектов, уметь оценивать их соответствие местным условиям.

Предваряя анализ функционирования клубов, отметим, что нас будут интересовать не только результаты, но и сами методики их получения, а также анализ их эффективности.

Статистические модели. А. Экспресс-анализ на основе агломерированных данных. Здесь сеть каждой республики свернута в ее тип клуба. Сопоставление клубной активности (число посещений в год' на одного жителя) с обеспеченностью клубами (число мест в залах на одного жителя), без дифференциации города и села, выявило существование определенной зависимости между ними (коэффициент ранговой корреляции равен 0,68). Те республики, которые лучше обеспечены клубными зданиями, имеют, как правило, и большую посещаемость на душу населения. Выявленная закономерность означает, что развитие сети, новое строительство клубных зданий, их реконструкция в принципе позволят в дальнейшем увеличить частоту посещений клуба. Однако эта связь на уровне корреляции 0,68 не может быть признана тесной. Иными словами, в некоторых республиках прирост фонда не гарантирует роста посещаемости. Выявленная закономерность связи активности-обеспеченности не однозначна. Так, РСФСР имеет девятую по порядку обеспеченность 98 мест/тыс. жителей (при средней по стране 103 места/тыс. жителей), но пятую по порядку клубную активность.

Посещаемость клуба (активность населения) рассматривалась по отношению к следующим видам клубной деятельности: гастролям, лекциям, тематическим вечерам, театрализованным представлениям, молодежным балам, работе кружков. Здесь правомерна гипотеза, что активность населения в специализированных видах деятельности (кружках и студиях) может служить показателем уровня развития клуба. В группах с самыми высокими показателями специализированных мероприятий (в долях посещаемости от всех клубных посещений) оказались следующие республики: Литовская, Латвийская, Эстонская, Армянская и Грузинская ССР. Средний уровень был зафиксирован для РСФСР, БССР, УССР, Молдавии и Казахстана. Низкая доля кружковой активности обнаружена в среднеазиатских республиках и Азербайджане.

Анализ изменения средних показателей по всем семи видам клубной деятельности обнаружил, что между отдельными программами существует положительная связь — если растет одно, то растет и другое, и наоборот:
- лекции, доклады, спектакли художественной самодеятельности — зрелищная программа;
- театрализованные представления, молодежные балы и танцы — досуговая программа;
- кружки, тематические вечера, гастроли профессионалов — специализированная программа.

Предполагается, что зрелищная программа тяготеет к универсальным залам клуба, досуговая -- к танцзалу, фойе, залу массовых мероприятий, специализированная программа — к залу со сценой и кружковым.

Анализ таблицы показывает, что группа республик "А" является наиболее развитой, так как занимает I место по программам, характеризующимся высокой степенью специализации (гастроли) и активности (кружки) и последнее по пассивно-зрелищным мероприятиям. Напротив, республики группы "В" испытывают тяготение прежде всего к зрелищным и в самую последнюю очередь к специализированным (кружкам и гастролям) занятиям. В этой же группе серьезное отставание общедосуговых и развлекательных занятий — устойчивое III место.

Группа среднего уровня ориентируется преимущественно на досуговые мероприятия, зрелищные-и специализированные программы здесь уравновешены (и те, и другие на II месте), однако доля специализированных занятий несколько выше (43 против 34%).

Можно предположить, что развитие клубов в республиках упорядочено в направлении от группы "В" к "Б" и от "Б" к "А" и соответственно от доминирования зрелищ к преобладанию досугово-развлекательных и, наконец, специализированных программ.

Правомерна гипотеза, подтверждаемая этим анализом, что такова направленность развития клубной сферы вообще, по крайней мере, на материале существующего фонда зданий и культурной направленности населения страны. Если эта гипотеза верна, то для республик группы "В" вероятнее всего произойдет постепенное снижение роли пассивно-зрелищных программ, увеличится популярность досугово-рекреационных мероприятий, вечеров отдыха при сохранении существующей (достаточно низкой) активности по отношению к кружкам и гастролям, а также тематическим вечерам.

Для группы "Б" во времени продолжится падение интереса К зрелищным программам, произойдет стабилизация посещаемости досуговых мероприятий и усиление специализированных программ (повышение кружковой активности и посещаемости тематических вечеров).

Для группы "А" предполагается усиление специализации программ, включение в сферу клубной активности побочных, новых видов деятельности, "выпадающих" в настоящее время из официальной ведомственной статистики.

Приведенный анализ обнаружил, что перестройка структуры клубных занятий касается и объема посещений: вначале активность растет (от 6,6 к 8,3), а затем несколько падает (от 8,3 к 7,3). Такое изменение можно объяснить тем, что из клуба постепенно вытесняются неклубные занятия (например, обучение), а главное, с ростом культурного уровня развивается сеть специализированных объектов (театров, концертных залов, музеев), снимающих свою долю посещаемости (роль этих объектов будет выяснена ниже).

Хотя в целом гипотеза о перспективном движении клуба от пассивно-зрелищных занятий к активно-студийным специализированным формам представляется надежной и в проведенном экспресс-анализе нашла подтверждение, все же такого разбора недостаточно для конкретизации программ клубного строительства в республиках.

Такой анализ выявляет самые общие тенденции, нуждающиеся в большей конкретизации.

Б. Развернутый анализ взаимосвязи признаков. Настоящий раздел основывается на материалах НИР 1985 г., построенных на анализе статистической отчетности по сетям клубов за 1983 г. В этом анализе учтено существующее разделение клубов по ведомственной принадлежности. Так как клубы, подчиненные Министерству культуры, включают, в основном, сельскую сеть (80-90% всех сельских учреждений),



Рис. 1. Внутренние (а, 7) и внешние (а, б, в) связи клубов (I — система расселения, система культуры; II — клубная культурно-массо-вая деятельность; III ~ собственно клубно-кружковая деятельность)


а клубы, находящиеся в профсоюзной сети, в значительной степени формируют городскую сеть, то можно условно данные по их функционированию отнести соответственно к сельским или городским.

В предшествующем разделе группировка республик была произведена по доле кружков, гастролей и тематических вечеров в общей активности клуба, т.е. на основе одной внутренней переменной. В то же время существует зависимость посещаемости клубов от целого ряда внешних переменных — таких, например, как уровень культурного или экономического развития республики, средней величины семьи, суммарной посещаемости всех культурно-массовых учреждений (включая и клубы). Можно также увеличить число внутренних характеристик клубной сети, — анализировать активность посещений залов и кружковых, связь клубной активности населения и обеспеченности местами в клубах. С нашей точки зрения типологическую группировку сетей клубов союзных республик следует осуществлять на основе сопоставления внутренних и внешних признаков. Согласно Ж.К.Гардену, механизм типологического построения "состоит в установлении систематических соответствий между внутренними свойствами объектов и их внешними характеристиками посредством постоянного возвратно-поступательного движения между ними...".

Так, проверка связи активности посещения клубов (в среднем по республике) и среднего размера семьи по данным переписи 1979 г. позволила определить влияние демографических различий (малодетности — многодетности). Регионы с преобладанием многодетности — прежде всего Средняя Азия и отчасти Закавказье — имеют более низкие показатели посещаемости. Такая зависимость легко поддается интерпретации: необходимость большего объема домашней работы и воспитания "съедает" временные ресурсы населения. Количественно эта зависимость может быть выражена линейным уравнением регрессии, характеризующим обратную зависимость: у = 23,36 — 3,14л: (коэффициент корреляции по Пирсону достаточно высок — 0,77).

Построенная зависимость показывает, что увеличение семьи на 1 чел. (в среднем по республике) "съедает" чуть больше трех посещений клуба. Из данной модели легко получить и теоретические предельные показатели посещаемости. Так, одиночка, согласно модели, может себе "позволить" до. 20 посещений в год, а лица, имеющие семью в 7--8 чел., не могут этого себе позволить ни разу. Безусловно, что подобные выводы имеют статистическую природу, и к конкретным потребителям они не приложимы. Показатели семейности в свою очередь достаточно сильно (с коэффициентом ранговой корреляции по Пирсону — 0,92) связаны с произведенным национальным доходом на душу населения, т.е. с экономической активностью населения республик. По-видимому, существует зависимость между культурной активностью населения и посещаемостью клубных учреждений.

Рассмотрим эту зависимость более подробно.

Будем считать общей культурной активностью суммарную посещаемость таких массовых, в основном, зрелищных, учреждений, как кинотеатры, а также музеи, концертные залы, парки культуры и отдыха и другие объекты (кроме клубов). Сопоставление такой интегральной характеристики с отраслевой, клубной посещаемостью показывает, что рост общей активности сопровождается ростом посещаемости клуба. Подобные процессы распространены в культуре и происходят по принципу "успех порождает успех", активность порождает активность. Прогрессирующее "заражение" активностью происходит на основе феномена, который был назван американским социологом Р.Мертоном "эффектом Матфея" по имени евангелиста, считавшего, что "имущему дается...". Согласно этому принципу, вероятность" развития оказывается более высокой в уже более развитых районах, республиках.

Нами построена зависимость между общекультурной активностью и собственно клубной. Она достаточно хорошо описывается линейной регрессией:

у = 0,98 х— 4,89 (коэффициент корреляции по Пирсону 0,77).

На Рис. 2 наглядно видно, что республики Средней Азии и Казахстан имеют низкие показатели клубной активности и низкие показатели общей культурной активности. Локализация точек ниже линии регрессии говорит о том, что для этого региона предпочтительны культурно-зрелищные объекты, особенно для Казахстана. Закавказье, где достаточ-



Рис. 2.2. Зависимость между активностью посещения культурно-зрелищных объектов н клубов в союзных республиках


но низкие и средние показатели по обеим характеристикам, более ориентировано на клуб (особенно Азербайджан). Прибалтика имеет в целом достаточно высокие показатели культурного и клубного потребления. Однако, если Эстония ориентируется на культурно-зрелищную сеть, то в Литве больше внимания уделяется клубу. Сходное различие между РСФСР и Украиной. Для Латвии, Грузии характерно равновесное взаимодействие клубной и культурно-зрелищной сетей.

Союзные республики можно теперь разделить на следующие группы:
- группа "Л" объединяет республики с высокой клубной активностью (Украинская ССР, Литовская ССР, Белорусская ССР и, возможно, Молдавская ССР) и РСФСР, имеющая высокую культурно-зрелищную активность;
- группа "М" охватывает республики, показатели которых имеют средние значения. Это — Латвийская, Эстонская, Казахская, Грузинская, и Туркменская ССР. Обращает на себя внимание нетривиальность включения в эту группу двух представителей — Прибалтики и Туркмении;
- группа "Н" состоит из республик, в которых низкие показатели по обеим характеристикам (Армянская, Узбекская, Таджикская ССР), а также две республики, имеющие низкие показатели по одной и средние по другой. Это более "клубная" Азербайджанская ССР и более "зрелищная" Киргизская ССР.

Представленное на Рис. 2.2 распределение позволяет зафиксировать увеличение значимости клуба с ростом общего культурного развития. Действительно, из шести республик, имеющих оба показатели активности ниже среднего, 2/3 имеют культурно-зрелищную ориентацию и лишь 1/3 клубную. В шести республиках, имеющих показатели выше среднего, картина обратная, лишь РСФСР имеет культурно-зрелищную ориентацию, Латвия — сбалансированную, а 2/3 тяготеют к большей популярности клубов.

Воспользуемся выделенными нами группами и проанализируем эту зависимость по внутригрупповым средним. Так, в группе "Л" доля клубной активности среди всех культурно-зрелищных занятий составляет 44, в группе "М" — 37 и в группе "Н" — 34%. Таким образом, рост культурного потенциала стимулирует клубную активность во все большей степени. Эта зависимость подтверждает значение клуба, выявленное в результате теоретического анализа в последней главе книги.

В дополнение к рассмотренным признакам, проанализируем внутреннее распределение активности между клубными занятиями. Более целесообразно группировать виды деятельности по месту их реализации, выделив зрелищные программы (спектакли художественной самодеятельности, гастроли, тематические вечера, лекции, добавив к ним клубный кинопоказ). Все эти занятия тяготеют к зрительному залу. Напротив, работа кружков ведется в более мелких специализированных пространствах — кружковых, студиях. Такое разделение занятий повторяет в микромасштабе разделение клубных и культурно-зрелищных объектов в сфере культуры, что является дополнительным аргументом в пользу такого разделения. К сожалению, мы обладаем данными лишь по клубам системы Министерства культуры (село), которые относятся к 1983 г.



Рис. 3. Зависимость между активностью посещений зала и кружковых в клубах союзных республик


На рисунке весьма наглядно видны региональные различия в структуре клубных занятий.

Так, Средняя Азия, Азербайджан, Молдавия и Казахстан имеют клубную сеть с более используемой зальной частью. На Украине, в РСФСР, Белоруссии и Армении эти программы сбалансированы, а в республиках Прибалтики и Грузии преобладает кружковая ориентация. Представленные внутренние характеристики клуба также подтверждают высказанную ранее гипотезу: более активные (по посещаемости клубов) республики тяготеют к деятельности кружков (три против одной, при среднем значении у РСФСР). Шесть республик с низкими показателями клубной активности делятся в той же пропорции, что и по внешним данным: 2/3 имеют зрелищную ориентацию и лишь 1/3 кружковую (Грузия) и нейтральную (Армения).

Сравнение "внешней" и "внутренней" моделей, представленных на Рис. 2.2 и 2.3, позволяет утверждать, что первая лучше "работает" для более развитых единиц — Прибалтики, в то время как вторая лучше оценивает республики среднего звена — Закавказье. Южные республики с низкими показателями описываются моделями сходным образом.



Рис. 4. Зависимость между клубной активностью и обеспеченностью МвСТАМИ в клубах города


Традиционным для прикладной архитектурно-градострои-тельной науки является вопрос о влиянии обеспеченности зданиями, местами для проведения досуга на интенсивность социокультурных процессов. По-видимому, среди многих причин малого объема клубного потребления отсутствие достаточного числа объектов, нехватка помещений — одна из самых естественных. Проверка влияния обеспеченности клубами на их посещаемость велась раздельно для условий города и села.

В результате регрессионно-корреляционного анализа были получены следующие зависимости:
для города: у = 0,16* —1,33;
для села: у = 2 + 0,093*.

Коэффициенты корреляции по Пирсону в обоих случаях достаточно высокие 0,79 и 0,84. Больший коэффициент корреляции для села показывает более тесную связь показателей, так как отсутствие или наличие клубов села в большей мере определяет объем клубного потребления. Нехватку мест в городских клубах проще компенсировать. Анализ данных на Рис. 2.4 свидетельствует, что регионы с низкой и средней активностью клубных посещений в городах достаточно сильно "размазаны" по шкале обеспеченности. Так, Средняя Азия имеет как чрезвычайно низкие показатели — 1,2 для Туркмении, так довольно высокие — 51 для Узбекистана. Сходная картина наблюдается в Закавказье: обеспеченность колеблется от 29 мест на 1000 жителей в Армении, до 46 мест на 1000 жителей в городах Грузии. Напротив, регионы с высокой клубной активностью имеют близкую обеспеченность.



Рис. 5. Зависимость между клубной активностью и обеспеченностью местами в клубах села


Следует оговориться, что описание зависимости линейным уравнением регрессии — вещь достаточно условная, линейность хорошо выполняется в зоне низких значений, а в срединной зоне взаимосвязь признаков ослабевает. Наконец, для значений показателей обеспеченности свыше 50 мест на 1000 жителей наблюдается тенденция "выполаживания" и падения активности. Возможно, что приведенные данные лучше будут описываться S-образной кривой (подбор такой кривой нами не проводился).

Столь же неравномерна картина для сельской местности. Здесь обеспеченность сильно колеблется во всех регионах, например, для Закавказья она изменяется от 59 мест на 1000 жителей в Армении до 215 в Грузии. Существенны различия в обеспеченности республик Прибалтики (от 206 мест на 1000 жителей в Латвии до 276 в Литве), хотя в более развитой группе эти различия почти в два раза меньше, чем в группе с низкими показателями. Приведенный на Рис. 5 график, возможно, лучше будет соответствовать не прямой, а параболе. Здесь практически отсутствует зона стабилизации роста активности при росте обеспеченности. Напротив, данные РСФСР, УССР и Литвы показывают более "активную" реакцию населения на клубы, чем это обусловлено реальной обеспеченностью. Здесь новое строительство окажется сравнительно более эффективно, нежели в Молдавии, Грузии, Латвии и Эстонии. Это утверждение, однако, требует более детальной проверки при сравнении сельских и городских сетей клубов.

Целесообразно на всех уровнях уточнять особенности функционирования клубов в центре и на периферии общей системы. Для республиканского уровня это означает сопоставление показателей сельской и городской сети. Однако взаимосвязанный анализ этих показателей наталкивается на серьезную методическую трудность. Показатели активности и обеспеченности, а также другие, взятые в абсолютных величинах, оказываются не сопоставимыми. Так, сельские показатели, как правило, почти на порядок выше городских. По предложению Г.С.Лебедевой, эту трудность можно обойти, произведя нормировку показателей. Для этой цели отклонение значения показателя от группового среднего соотносится со среднеквадратичным (стандартным) отклонением. Величина признака (активности или же обеспеченности) измеряется тогда в долях этого отклонения. Отметим, что при изменении признака в границах (+1) - (-1) мы имеем среднюю ситуацию, в случае превышения (+1) значения считаются высокими, а менее (-1) — низкими1.

Прежде чем приступить к его рассмотрению, отметим, что сопоставление может выявить следующие принципиальные ситуации:
- значения признаков для города и села практически совпадают. Назовем это совпадение для потребительской активности нейтральным укладом2, а по отношению к обеспеченности — отсутствием диспропорций, или нейтральной инфраструктурой;
- значения городских показателей существенно (с точностью до попадания в другую группу) выше сельских. Это го-
- родской уклад (для активности) и городская инфраструктура (для обеспеченности);
- значения сельских показателей существенно выше. В этом случае фиксируем сельский уклад или сельскую инфраструктуру республики.

Рис. 2.6. Степень интенсивности клубной деятельности (а) и развитие материальной базы клубов (6) в городе н селе по союзным республикам (в долях стандартного отклонения от средней величины активности и обеспеченности)


На Рис. 6 отчетливо видно, что три республики (Белоруссия, Эстония и Грузия имеют нейтральный культурный уклад и обеспеченность без значительных диспропорций. Отсутствие диспропорции в инфраструктуре выявлено для Азербайджана, Таджикистана (средние значения) и Армении (низкие значения).

Шесть республик (РСФСР, Украина, Азербайджан, Литва, Армения и Туркмения) имеют сельский уклад, т.е. более высокие значения активности на селе. Во многих из них (кроме Азербайджана и Армении) сложившемуся укладу соответствуют диспропорции развития сети — преимущественная сельская инфраструктура. Армения и Азербайджан, имея сельский уклад потребления, отличаются нейтральной инфраструктурой клубов. По-видимому, здесь необходимо опережающими темпами наращивать сельскую клубную сеть.

Другие шесть республик, включающие в основном Среднюю Азию, Казахстан, а также Молдавию и Латвию, имеют городской уклад клубной активности. У четырех республик этот уклад учитывается инфраструктурой. Она по преимуществу городская. Однако в Молдавии городскому укладу соответствует преобладание сельской инфраструктуры, что делает актуальным приоритет городского клубного строительства. То же самое, только в более сдержанных размерах, необходимо и в Таджикистане. Здесь городской уклад соотносится с нейтральной инфраструктурой. Однако здесь, возможно, несколько избыточна сельская клубная инфраструктура. Избыточность здесь понимается, как недостаточное "освоение " ее населением, что требует улучшения клубной работы, новых кадров и др.

Проведенный анализ позволяет утверждать, что в Средней Азии (за исключением Туркмении) и Казахстане господствует городской уклад клубного потребления. Характерно, что этот уклад возникает в наименее урбанизированных республиках, где в городах, как правило, население более многонационально, чем на селе, а также имеет более высокий культурный и образовательный уровень. Среднеазиатское село еще сохраняет в значительной мере традиционный уклад, в то время как в городе высокими темпами осваиваются современные ценности.

Совсем иные процессы скрываются за сельским укладом, свойственным западным республикам, например, таким как Литва и Украина. Здесь преобладание сельского уклада не означает преобладания традиционных процессов в культуре. Здесь, на фоне высокого уровня урбанизации начинаются процессы некоторой децентрализации. Кроме того, как отмечают специалисты, "на разных концах рангового ряда по типу изменения сельского населения стоят две группы союзных республик: РСФСР, Украинская ССР, Белорусская ССР, Литовская ССР, Латвийская ССР, с одной стороны, и Узбекская ССР, Туркменская ССР, Киргизская ССР, Таджикская ССР, — с ДРУгой. В первой группе население быстро сокращается из-за миграции в города и уменьшения естественного прироста. В республиках второй группы можно заметить низкую мобильность селян при значительном приросте населения.

Кроме того, возможно, что при традиционном укладе в селах Средней Азии культурно-клубная активность удерживается в стихийных неформальных, неинституционализиро-ванных формах, снижающих потребность в клубе как учреждении. В сельском укладе клубного потребления эпицентр стихийного неформального движения смещается в город, и клубные занятия кристаллизуются в самых разнообразных объектах: банях, парках, музеях, филармониях и др. В таком понимании нейтральный уклад трактуется как переходный.

Выявленные уклады и диспропорции развития клубной инфраструктуры показывают необходимость дифференцированного подхода к составлению программ развития сети клубов в республиках, к архитектурно-градостроительному нормированию.

Однако проведенный анализ зафиксировал лишь самые общие тенденции. На их основании трудно судить о перспективах развития республик с нейтральным укладом и делать выводы о клубной сети республик с большим числом областей.

Наконец, основное, анализ был проведен на основе одного временного среза. Не опровергнут ли наших рассуждений данные по динамике клубных процессов? Рассмотрим развитие клубных сетей республик во времени.

Динамические модели. Изучение изменений в развитии клубной активности во времени требует достаточно значительной последовательности наблюдений, характеризующих данное культурное явление. Это требование ограничивает круг объектов, по отношению к которым возможно такое исследование с последующим экстраполяционным прогнозированием. Посещаемость клубов по отдельным республикам достаточно хорошо фиксируется благодаря существующей отчетности Министерства культуры. Как уже упоминалось, эти показатели в 80--90% относятся к сельской сети относительно числа посетителей лекций и содержат показатели тематических вечеров, концертов художественной самодеятельности и кружков за достаточно длительный период. Также хорошо документирована сельская кинопосещаемость. По этим пяти видам деятельности мы использовали показатели с 1963 по 1985 г. (т.е. за 23 года). Данные по посещаемости праздников и театрализованных представлений собираются с 1975 г. (показатели за 11 лет), а по количеству посетителей танцевальных мероприятий и гастролей профессиональных коллективов лишь с 1977 г. (за 10 лет). К сожалению, не удалось получить данные по профсоюзной сети клубов за аналогичный период, поэтому анализ городской сети по динамике функционирования клубов нами произведен не был. Вопрос об объеме и достоверности нашей клубной статистики требует особого обсуждения1.

Показатели объема посещений по восьми видам деятельности приводились к удельным (на 1 жителя) г. Цель анализа показателей — определение прогнозной модели будущего клуба. Так как формализованные методы прогнозирования являются эффективными в том случае, когда глубина упреждения (число лет, на которые осуществляется прогноз) должна укладываться в рамки эволюционного периода, имеет смысл ориентировать прогнозные модели на уровень 1995 г. (на десятилетний период). Именно этот период соответствуют времени реализации ("реализационному циклу") многих современных научно-технологических разработок. Так, по имеющимся у нас данным среднее число привязок типовых проектов сельских клубов увеличивается лишь на 10--11-й год после начала распространения.

Согласно теории такое прогнозирование относится к среднесрочным. Среди методов среднесрочного прогнозирования хорошо зарекомендовали себя методы линейной регрессии. В этом случае линейные модели оказываются достаточно надежным инструментом, а статистическая модель достаточно обоснованной. Модель имеет вид:

у = а0 + bt,

где t - порядковый номер временного уровня (1963--1; 1964-2... 1985 -23; 1995 -- 33); Ь - коэффициент, показывающий величину приращения активности посещения в год; aQ - значение активности посещения клуба (по видам деятельности) в 1962 г. - условном нулевом временном уровне.

В тех случаях, когда вид деятельности возник и стал фиксироваться значительно позже этого условного срока, значение коэффициента а может быть меньше нуля. Также возможно, что меньше нуля может оказаться среднее хронологическое. Оно исчисляется на середину временного интервала — 1974 г. Для видов деятельности, для которых сбор статистической отчетности был начат более поздним временем (праздники, танцы, гастроли), этот показатель определяется при помощи ретропрогноза. Отрицательное значение свидетельствует, что реальное включение потребителей в этот вид клубной деятельности произошло несколько позже.

В тех случаях, когда взаимосвязь значения активности со временем была низкой (при значении коэффициента корреляции по Пирсону менее 0,3—0,4), в качестве прогнозных принимались среднеарифмитические значения признака.

В результате проведенных расчетов было получено 120 (8x15) уравнений регрессий, коэффициенты которых сведены в таблицу (прил. 1). Согласно моделям рассчитаны перспективные значения клубной активности на 1995 г.

Рассмотрим более подробно полученные результаты по республикам.

РСФСР — наиболее быстрыми темпами растет число посещений кружков1. На втором месте интенсивность увеличения числа танцующих. Близко к ним темпы посещаемости лекций — 0,17. Зрелищные виды (гастроли) практически не изменяются в объеме, а кинопосещения даже уменьшаются (правда, зависимость весьма слабая, коэффициент корреляции — 0,37).

УССР также имеет стабильные показатели по кинопоказу и довольно активное (—0,05) "свертывание" гастрольных программ (с весьма высоким коэффициентом корреляции — 0,8). В то же время сохраняется рост посещаемости на самодеятельных спектаклях, хотя он и почти в два раза меньше прироста кружковцев. Несколько неожиданная вялая тенденция увеличения популярности праздников. В отличие от РСФСР, на Украине тематические вечера "обгоняют" более заорганизованные лекции. Эта же тенденция свойственна всем республиками, находящимся на западе СССР (кроме Молдавии). Особенно это ярко проявляется в Литовской ССР: тематические вечера растут по посещаемости почти в три раза быстрее, чем лекции.

БССР в отличие от предыдущих республик сохраняет наращивание активности кинозрелищ, хотя эти темпы много меньше, чем рост танцевально-развлекательных мероприятий. Здесь этот вид по темпам роста лидирует, в 1,3 раза опережая темпы роста кружковцев и в два раза — тематических вечеров. Гастроли профессионалов имеют в Белоруссии тенденцию к "свертыванию" (коэффициент корреляции — 0,48 показывает зависимость средней силы).



Рис. 7. Графические модели функционирования современного сельского клуба (сплошная линия) и прогноз функционирования будущего клуба 90-х годов (пунктирная линия)


Узбекская ССР имеет очень низкие показатели практически по всем видам. В структуре деятельности доминирует кинопоказ. Из собственно клубных занятий несколько более посещаемы концерты и спектакли самодеятельности.

Казахстан более чем в 1,5 раза опережает Узбекистан по темпу роста кружковцев. Значение кинопоказа здесь стабилизировалось. Все остальные показатели прироста чрезвычайно низки и близки друг другу (0,8; 0,07; 0,5 и т.д.).

Грузия имеет в 2,5 раза более интенсивные темпы роста кинопосещений, правда, абсолютная частота здесь невелика (она в два раза меньше, чем в Узбекистане и в 4 раза, чем в Казахстане). Те же темпы роста имеет информационная деятельность. В Закавказье и Средней Азии более быстрыми темпами растет лекционная активность, а не тематические вечера. Последние растут в 2 (Грузия), 5--6 (Таджикистан, Киргизия), а то и в 10 раз (Армения).

Если в Грузии более быстро растет посещаемость кружков, чем кинопоказ, то в Азербайджане картина обратная — кино лидирует по темпам роста, затем следуют лекции, самодеятельность и кружки. Тематические вечера, танцы и балы, а также гастроли практически сохраняются на стабильном уровне.

Литва — яркий пример республики с растущей клубной специализацией. Здесь наиболее высокие темпы роста посещаемости тематических вечеров и кружков. В 2 раза ниже темп роста кинопосещаемости. Невысоко значение праздников, балов, гастролей. В республике довольно значительно растет интерес к художественной самодеятельности. Хотя по числу посещений танцевальных мероприятий Литва чуть опережает соседнюю Белоруссию, темпы прироста этой активности в 4 раза ниже.

Кинопоказ в Молдавии по темпам роста посещаемости занимает первое место. Среди других видов деятельности близко этому значению увеличение кружковцев. Танцевальная посещаемость занимает лишь третье место. Довольно высокие значения коэффициента Ь для праздничных мероприятий — 0,1, хотя частота посещения клуба в этих целях невелика — один раз в год.

Латвия в основном увеличивает клубную посещаемость за счет кружков и тематических вечеров, зрелищные виды (концерты самодеятельности, кино) изменяются весьма случайно. Гастроли весьма незначительно, но стабильно растут.

Структура активности, а также небольшие темпы подъема клубной активности в Киргизии и Таджикистане весьма схожи. Хотя по активности посещения самодеятельных мероприятий чуть больше в Таджикистане, чем в Киргизии, темпы роста в 4 раза больше в последней. Обе республики имеют структуру занятий с-доминированием кинопоказа.

Весьма своеобразна структура клубной активности в Армении. Здесь наиболее бурно развиваются досуговые программы (праздники, танцы). К ним примыкает растущая по популярности лекционная деятельность. Хотя частота посещения лекций близка к частоте посещаемости кружков, темпы Роста посетителей последних в 2,5 раза более медленные.

Из всех среднеазиатских республик Туркмения имеет наибольший объем клубной активности, приходящейся на одного человека. Большему объему соответствует меньшая асимметрия занятий. Хотя доминирование кинопоказа и художественной самодеятельности в этой структуре сохраняется, оно "смягчено" информационной группой и сильно растущими развлекательными занятиями. И все-таки темп роста выше всего у киноконцертной посещаемости. В республике поразительно высоким является увеличение числа посетителей на гастролях — 0,6. Он выше только в Латвии — 0,7.

Эстония имеет самые низкие темпы приращения лекционной аудитории- Этот прирост в 5 раз меньше аналогичного на тематических вечерах. Посещаемость кружков в Эстонии "догоняет" кинопросмотры. Если в 1974 г. разрыв был более чем в 2 раза, то к 1995 г. сократится до 1,5. В Эстонии уменьшается посещаемость гастролей (правда, коэффициент корреляции этой зависимости весьма невысок - 0,3). Этот процесс, возможно, — следствие проводимой в Эстонии культурной политики, согласно которой более целесообразно привезти сельских жителей в город (в театр, на концерт, в музей), чем прокатывать профессиональные программы в еще слабо оборудованных сельских клубах. Система расселения в данном конкретном случае это позволяет. На третьем месте в Эстонии по темпам прироста активности — тематические вечера. Очень невысокий уровень и приращение имеют танцевальные мероприятия. Более частными оказываются посещения самодеятельных мероприятий, но возможности этого клубного занятия, как видно, исчерпаны (коэффициент регрессии 0,01). Однако последняя зависимость практически незначима.

Проведенный анализ структуры клубных занятий был "привязан" к объектам — республикам. Его целесообразно дополнить разбором эволюции отдельных видов клубной активности. Для такого сопоставления построим зависимость между коэффициентами регрессии Ъ по отдельным республикам и соответствующими средними значениями активности. Это распределение показывает, как изменяется динамика явления с увеличением активности посещения клубных мероприятий. Можно предположить, что при низких значениях активности темпы ее прироста также невелики, затем они возрастают и, наконец, должен существовать предел насыщения, после которого происходит стабилизация показателей прироста или даже их сокращение — посещаемость начинает падать.

Наши предположения подтвердились. Правда, характер динамики по отдельным видам деятельности существенно различен. Чтобы упорядочить разброс данных, значения коэффициента регрессии b среднялись по интервалам активности (усредненные значения обозначены крестиками). В тех случаях, когда интервал содержал единственное значение, оно приписывалось середине интервала. Для каждого вида деятельности зафиксированы средние значения, обозначенные на Рис. 2.8 звездочкой, и зоны средних квадратичных отклонений, выделенные штриховыми линиями.



Рис. 8. Зависимость темпов роста активности посещения от достигнутой средней величины активности
а — лекций; б — тематических вечеров; в — праздников; г — танцев; д — выступлений художественной самодеятельности; е -- гастролей; и — киносеансов; к - кружков


Развитие лекционной деятельности ближе всего к линейному и в серединной части может быть описано уравнением:

у = 0,03 + 0,03х, с коэффициентом корреляции по Пирсону 0,71.

Такой характер зависимости обусловлен, по-видимому, характером лекционных мероприятий, отражая в большей мере усилия организаторов, чем реакцию потребителей. При посещаемости, превышающей 4—5 раз в год на одного жителя, рост посещаемости стабилизируется. Падения посещаемости по имеющимся данным и моделям практически не обнаружено1 .

Более "естественно" ведет себя зависимость, построенная для тематических вечеров. После среднего значения активности происходит резкий (экспоненциальный) всплеск роста активности (в 4 раза), однако достижение высоких показателей сопровождается падением' прироста посещаемости, — возвращение к средним показателям динамики (Украина). Азербайджан, превысив среднюю величину активности, имеет достаточно низкую оценку динамики, нежели остальные республики Средней Азии и Закавказья.

В отличие от тематических вечеров, праздники имеют значительную зону снижения показателей динамики для низких значений активности. Это требует пояснения. По-видимому, здесь мы сталкиваемся с явлением "наведенной" активности, т.е. активности, стимулированной центром до того, как на местах сложились реальные предпосылки для поддержания ее на должном уровне.

Вновь включенная в отчетность деятельность в регионах с низкой посещаемостью вначале "растет как на дрожжах", а затем при приближении к среднесоюзным показателям свертывается с тем, чтобы затем постепенно самостоятельно возрастать. Такой тип зависимости свойственен также танцам и молодежным балам, посещению выступлений художественной самодеятельности. Эти зависимости имеют для этих видов деятельности близкие точки насыщения — 3—4 раза в год. Для праздничных мероприятий это значение много меньше и равно 0,7.

Интересна эволюция рассматриваемого показателя для посещаемости гастролей. Здесь стабилизация наступает еще до достижения среднесоюзного показателя. При увеличении активности посещений гастролей свыше 0,8 в год прирост посещаемости начинает падать. Таким образом, выявленная зависимость подтверждает нецелесообразность широкого развертывания специализированных клубных сцен в развитых республиках. Значение проката гастрольных программ здесь со временем уменьшается.

Значение кинопоказа велико при низких значениях посещаемости, оно падает по мере перехода к среднему уровню, где вновь начинает расти и, достигнув среднего уровня (10— 12 посещений в год), начинает стабильно падать. Так, на Украине и отчасти в Казахстане при высокой посещаемости значения активности практически стабильны, а в РСФСР даже начали падать.

Популярность кружков развивается по особой траектории — имеет зону стабилизации динамических показателей для группы республик, чьи показатели посещаемости ниже среднесоюзного уровня. Зато, превысив этот уровень, начинается значительное увеличение прироста посещаемости. Новую стабилизацию, по-видимому, можно ожидать после 8 посещений в год на одного жителя.

Традиционным морфологическим показателем типа клуба является соотношение вместимостей зала и кружково-сту-дийной части, а гипотеза эволюции клуба — переход от пассивно-зрелищных к активным клубным занятиям, т.е. значимость кружковой части увеличивается. Для проверки этой гипотезы была сопоставлена зрелищная активность клубов республик с кружковой, в результате чего получены траектории эволюции клубных сетей за последние восемь лет — с 1978 по 1985 г.

Анализ Рис. 2.9 показывает, что хотя республики Средней Азии имеют низкие и достаточно сближенные показатели, можно утверждать, что сеть Узбекистана развивается в сторону преобладания кружков, в то время как Таджикистан сохраняет традиционную зрелищность. Киргизия занимает промежуточное положение и показана на Рис. 9 лишь своим средним значением.



Рис. 9. Траектория динамики развития клубных сетей союзных республик


Средней группой республик можно считать Армению, Азербайджан, Казахстан, Туркмению и Молдавию. Армения осуществила сильный рывок за последние восемь лет и из слабых (по клубных показателям) переместилась в средние, сохранив все-таки свою зрелищную ориентацию. Напротив, Казахстан развивался медленнее, но зато его эволюция -- это смещение в пользу индивидуально-студийных занятий. Азербайджан, значительно опережая Армению в конце 70-х годов, сильно отстал от нее к середине 80-х годов. Несколько особняком (и значительно опережая другие республики Средней Азии) развивалась Туркмения. Она почти догнала Молдавию, которая в свою очередь, движется в направлении пути, пройденном Белоруссией: средние показатели активности, зрелищная ориентация.

Грузинская ССР по клубному отношению достигла уровня Эстонии 70-х годов. Обе эти республики при средних значениях активности тяготеют к индивидуально-кружковым занятиям. Эволюция Латвии в этом направлении более "сдержанна".

Начав со средних по СССР показателей, РСФСР в 1982— 1983 гг. сменила зрелищную ориентацию на кружковую и догоняет высокоактивную Литву (кружковая ориентация) и Украину (зрелищная ориентация).

Построение подобных траекторий помогает понять индивидуальные различия сходных по уровню развития республик. Такой анализ показывает ограниченную применимость зональных типовых проектов. Например, проекты, разработанные для Казахстана, не подходят ни для Узбекистана, ни для Таджикистана. С 80-х годов они перестали подходить и для Туркмении, хотя до сих пор в ней применяются. Напротив, большой интерес для молдавских архитекторов представляет белорусский опыт клубного строительства, а для Грузии — эстонский (при соответствующей климатической и социально-культурной корректировке).

Линия регрессии на Рис. 9 построена по средним хронологическим (обозначенным крестиками) и показывает усредненное по союзу соотношение зальной и кружковой активности. Оно приближенно равно 0,5 (на два посещения зала приходится одно посещение кружка). Материалы этого раздела позволяют утверждать, что в будущем этот разрыв уменьшится, т.е. сельский клуб перейдет к "городскому" соотношению около 1:1 — доля клубно-кружковой части увеличится.



Похожие статьи:
Развитие типов клуба

Навигация:
ГлавнаяВсе категории → Проектирование клубов

Статьи по теме:





Главная → Справочник → Статьи → БлогФорум