Навигация:
ГлавнаяВсе категории → Образ города

Демонстрация перемен


Демонстрация перемен

Все описанное относится к использованию широко распространенного образа времени, хранящегося в памяти. Однако перемены в окружении могут быть продемонстрированы и прямо, в манере, близкой к способу их реального осуществления, но использующей процесс изменений как художественный материал. Мы теперь воспринимаем скорее непрерывность движения, чем резко сменяющие один другой эпизоды, а это движение не должно быть ни слишком быстрым, ни слишком медленным, учитывая ограниченную способность нашего восприятия. Мы непременно должны видеть или слышать, или ощущать нечто меняющимся, составляя аудиторию, внимательно приглядывающуюся ко всему процессу или по крайней мере к основному его содержанию. Естественно, что здесь требуется контроль над всеми параметрами перемен.

Мы редко имеем возможность наблюдать демонстрацию перемен, так как большинство элементов окружения меняется слишком медленно и нам не удается обеспечить деликатный контроль над формой этих перемен. Представления класса «звук и свет» являются сегодня наиболее знакомым примером: ночыо, на глазах досужей публики игра искусственного света и звукозапись используются для драматизации некоего исторического места. Однако существуют куда более фантастичные природные демонстрации перемен: пламя, тучи, закаты, текущая вода, прибой, колебание трав на ветру. Гибель здания в разрушительном пожаре или извержение вулкана являют собой зрелище, необходимо приковывающее внимание. Примерами рукотворных явлений такого рода служат фейерверки, игра воды в фонтанах или тщательно отрежиссированные карнавалы. Притом, что художественная формула здесь остается бедной и однозначной, подобные зрелища оказываются захватывающими или даже трогающими: такова полночь в празднество православной пасхи, когда новый огонь от алтаря передается от свечки к свечке и золотистые отблески растекаются до краев темной церкви.

Эти художественные возможности близки тем, что используются кино. Контроль правда, менее строг, внимание более рассеяно, но эти недостатки компенсируются масштабностью и значимостью подключенных в целое элементов. На неподвижном, статичном фоне постоянного окружения элементы, включаемые в игру, приобретают особо подвижный характер: свет, звук, дым, вода, жесты людей, сложные машины. Такие зрелища следует приберегать для существенных событий и значительной аудитории, и они не могут дчиться более нескольких часов. Здесь могут использоваться хороню знакомые средства временной организации: развитие, замедление, кульминация, контрапункт, контраст, вариация темпа, ритм, переходы. Однако основная структура целого должна быть простой до элементарности — использование ясных повторных ритмов, вы-л-леине крупных эпизодов, нарастание к какой-то кульминации. Когда предметы двигаются один относительно другого и последовательно высвечиваются, возможно включить также отголоски некоторых приемов кинематографа: иллюзии свободного течения взвешенности или обратимости времени. Однако в сфере общественной жизни моменты произвольной дезориентации следует использовать с умеренностью. Необходимо учесть, что представления названного типа могут быть особенно удачны там, где чувственная стимуляция была бы без них притуплена монотонностью: интерьеры или подземные пространства, например. Во всех остальных случаях для представлений можно выделять специальные зоны, подобные садам развлечений Лондона XVIII в. с их яркой иллюминацией, концертами, театром, танцами. Дизайнер события может безусловно использовать пространственное представление как ключевое звено общей программы, вставляя в него при желании театрализованное будущее.

Чисто технические возможности, используемые в представлениях «звук и свет», уже достаточны для создания сильных средовых спектаклей. До сих пор, однако, они использовались больше всего в рамках кинетического искусства и шоу. Сегодня их можно распространить на масштаб города. В самом деле, огни города уже сейчас куда интереснее, чем ординарное «психоделическое» шоу*, а свет костров на большой территории издавна был важным моментом празднеств. Городские огни — масштабная вещь, связывающая зрителя с местами концентрации внимания. Лондонская Трафальгарская площадь в субботнюю ночь — естественный спектакль: сочетание теплого и холодного света, переливы люминесценции, игра силуэтов, движущихся линий, цветных букв, ярких точек; подсвеченные купола и башни. Над всем этим зависшая луна, отражающаяся в эмалевой скорлупе автомобилей.

Освещение города может программно выхватывать из ночи движение автомобилей, поездов и самолетов, высвечивать ориентиры, указывать направление, время, погоду; очерчивать реки и внешние границы, указывать на собравшиеся толпы и подчеркивать важные события, оконтуривать деревья, соперничать с луной и обыгрывать тучи; собираться из огней в руках людей. Множество зажигающихся и гаснущих или меняющих цвет и яркость огней может пульсировать, отвечая некоему внутреннему ритму. Новые возможности 'электронной музыки могут дать специфически встроенный аккомпанемент для такого мобильного пространственного зрелища. Можно ли подобным образом организовать звуки города? Это и менее вероятно и, может, менее заманчиво, но сама возможность стоит того, чтобы ее рассмотреть.

Отсутствие четкой программы может оборачиваться преимуществом, подобно тому, как это происходит в «искусстве соучастия»**. Тогда намечаются главный линии развития, вводятся темы, материал и стимулирующие импульсы, и все вместе развертывается в ходе взаимодействия между этими приготовлениями и импровизацией исполнителей и аудитории. Вполне можно представить себе светоспектакль, охватывающий потоком импровизации случайные события на фоне огней города или случайные реакции зрителей. В этих случаях регулирование передается исполнителям, владеющим искусством импровизации и мгновенно реагирующим на возникающие мимолетные изменения и сигналы, исходящие от зрителей.

При меньшей аудитории возможно возникновение более интимного контакта. Представьте себе окружение, реагирующее на направление и напряженность взгляда или звук голоса, окружение, которое безнадежно скучно, когда на него не смотрят, но мгновенно оживающее в ответ на внимание, пристрастие, любопытство или возбуждение! Или вообразите себе миниатюрную аранжировку, чьи цвет, яркость, звучание, теплота реагировали бы на мельчайшие движения или даже одно только психологическое состояние сольного наблюдателя. Это уже не просто зрелище, нечто, воспринимаемое сугубо пассивно, — контакт между человеком и окружением окажется столь же непосредственным, каков он между музыкантом и его инструментом. Однако все это нуждается в сложном и д рогом оборудовании и достаточной искусности — массовая, аудитория не обязательно требует такой сложности.

Представление не обязательно должно быть целиком искусственен IM. Ландшафтные архитекторы давно знают, как усилить впечатление от движения и звука водных потоков; мягкая зелень или флаги проявляют движение ветра. Можно зажигать огни или втягивать на «сцену» облака с помощью зеркал или оптических щелей*. Можно перевести приливы в зрелище движения морских вод. Всегда впечатляющий миг заката можно обострить с помощью звуковой аранжировки или с помощью поверхностей, которые могли бы улавливать и усиливать изменение цвета. Прилив и отлив, восход и .заход луны или солнца могут сопровождаться колокольным звоном. И в гораздо менее заметные минуты существует возможность трансформировать изменения солнечного света в .радужный спектакль (с помощью линз, зеркал и призм), чтобы отметить иначе неуловимые моменты полудня, солнцестояния или равноденствия. Дрожание отраженного света на встревоженной поверхности воды, — знакомый пример как раз такого частично контролируемого усиления ощущений.

Представление может быть связано и с. чисто человеческими событиями. Свет может зримо обострить спады и подъемы потоком пассажиров, разыгрывать «пьесу» из рисунков, образуемых движением людей в пространстве или плотностью и направлениями транспорта, отображаемыми на пульте. Улица может быть сценой разыгрывания текущей истории с участием увеличенных изображений актеров, огней, гигантских кукол — уличные театры демонстрируют нам, что время и его события могут оживать на открытом воздухе с использованием простейших средств*.

Подлинная опасность заключена в том, что легко соблазниться чисто техническими возможностями, производя в результате яркие, но бесформенные или чисто экстравагантные спектакли. Перемены в формах крупномасштабного окружения не могут не быть огрубленными и менее подвижными чем в кино или театре, и психологическая сила окружения лежит именно в тех чувствах реальности и преемственности, которые как бы произрастают из него. Большие спектакли могут быть не только дорогими и громоздкими, но еще и весьма раздражающими, и успешность этого вида искусства, несомненно, требует простоты, ясности ритма, неспешного темпа, некоторого размаха, акцентирования на неподвижном и «вечном» фоне, непосредственной связи с природными изменениями, содержательности связи с деятельностью человека.



Похожие статьи:
Создание общественных укрытий

Навигация:
ГлавнаяВсе категории → Образ города

Статьи по теме:





Главная → Справочник → Статьи → БлогФорум