Навигация:
ГлавнаяВсе категории → Реконструкция и ремонт жилых зданий

Формирование старого жилого фонда Ленинграда


Формирование старого жилого фонда Ленинграда

Анализируя впечатление, которое производит на нас облик проспектов и улиц в центральных районах Ленинграда, можно выявить в этом впечатлении две основные черты: разнообразие единообразие. Иными словами, сквозь очевидное разнообразие этажности, масштаба, стилевой характеристики, цвета зданий с большей или меньшей наглядностью — в зависимости от района, улицы и даже от умения воспринимать — угадывается единообразие застройки.

Единообразие пейзажа в большой степени объективно предопределено рельефом города, также по-своему уникальным, практически совершенно плоским. Даже многочисленные реки и каналы Ленинграда текут как будто в одной плоскости с его проспектами и улицами. Такой рельеф, кажется, самой природой как бы приспособлен для осуществления эксперимента, небывалого для России первых лет XVIII века,— создания регулярного города.

Регулярность, намеренно организуемое единообразие были одними из главнейших забот первых строителей города. Общеизвестны многочисленные указы Петра I и распоряжения учрежденной им Канцелярии от строений. Ими устанавливались все условия застройки: от общих принципов до деталей, от ширины улиц (дифференцированно для рядовых и главных) до материала стен и покрытий домов. Важнейшим мероприятием, оказавшим определяющее влияние на облик города во все последующие периоды его строительства, стало формирование кварталов правильной формы, нарезанных на одинаковые, или подчиненные одному модулю, участки.

Первые регулярные кварталы Петербурга органично вошли в его градостроительную структуру и сохранились до сегодняшнего дня на Васильевском острове, на территории бывшей Московской части (ныне — Дзержинский район, между Невой, улицей Салтыкова-Щедрина, Литейным проспектом и Потемкинской улицей).

Одинаковые по размерам участки, отводимые для застройки, должны были застраиваться одинаковыми домами. Первая в истории нашего города серия типовых проектов для жилищного строительства предусматривала всего три типа зданий; это были знаменитые, разработанные Д. Трезини, «образцовые» дома для «подлых», для «зажиточных» и для «именитых», отличающиеся друг от друга этажностью, протяженностью и архитектурной выразительностью фасадов. Собственно об архитектурной выразительности можно говорить лишь применительно к домам для «именитых». Двухэтажные, достаточно нарядные, они резко отличались от некрасивых, одновременно утилитарных и наивных одноэтажных зданий для «подлых» и одноэтажных с мезонином — для «зажиточных».

Все строения в обязательном порядке возводились по красным линиям улиц «.. .вплоть…, чтоб все занято было жильем…», как сказано в одном из указов Петра I. Варьировалась только организация въездов на участки; через ворота, пристроенные к фасаду и отделявшие один дом от другого, или с тыльной стороны участков, со специального проезда, параллельного улице.

Образцовые жилые дома были в основном мазанковыми и до нашего времени не сохранились. Однако выработанные в этот период принципы и приемы регулярной планировки жилых кварталов, деление их на равномерные участки оказали определяющее влияние на характер застройки города; эти приемы отчетливо прослеживаются и ныне, даже в деталях. Следы варианта застройки, характерного для кварталов «именитых», можно увидеть, например, на Васильевском острове между 1-й и 6-й линиями. Наиболее старые из расположенных здесь зданий не имеют въездных арок; в их дворы можно въехать только с бывших хозяйственных проездов, ныне переулков — Днепровского и Репина.

Строгое соблюдение указов, регламентирующих строительство, обеспечивалось весьма суровыми мерами — штрафами и даже принудительной ломкой не по образцу возведенных строений.

Активное административное управление процессом застройки города не прекратилось и в послепетровскую эпоху. Комиссия строений, сменившая прежнюю Канцелярию и возглавленная выдающимися русскими архитекторами П. Еропкиным, И. Коробовым, М. Земцовым, проделала огромную работу по формированию градостроительной структуры города. Принципы ансамблевости, регулярности, положенные в основу разработанного Комиссией в конце 30-х годов XVIII века проекта планировки города, были подкреплены новой серией образцов для массовой жилой застройки; эти «апробированные» проекты допускали уже большее разнообразие внешнего облика зданий, чем «образцовые» проекты Д. Трезини, так как жестко определяли только общую композицию фасадов.

Жилая застройка и этого периода в основном еще одноэтажная. Ближе к центру одноэтажные дома становились несколько более представительными благодаря высоким подвалам, предназначенным для защиты зданий от частых наводнений. В самом центре, за Мойкой, дома ставились «в два аппартамента на погребах». Регулирование этажности застройки, с нарастанием ее вдоль радиальных направлений и одним уровнем вдоль кольцевых трасс — улиц и набережных, регулирование приемов застройки (для этой цели разрабатывались даже образцовые проекты кварталов), внедрение «апробированных» проектов были теми мерами, которые продолжали формировать единообразие жилых массивов Петербурга. Немалое значение имели и темпы строительства: город рос очень быстро; вкусы, технические возможности, требования менялись медленнее, чем застраивались огромные, по тем временам, территории.

Наибольшую цельность застройка Петербурга, в том числе жилая, приобрела в период, охвативший последнюю треть XVIII и первую треть XIX в. Это период расцвета архитектуры города, период, когда здесь работают лучшие мастера, формируются или завершаются знаменитые ансамбли, окончательно складывается «строгий, стройный вид» столицы империи.

Первая половина данного периода ознаменовалась активной деятельностью созданной в 1762 г. Комиссии о каменном строении Санкт-Петербурга и Москвы, возглавляемой А. Квасовым, а затем И. Старовым. Новая Комиссия, как и предыдущая, уделяла большое внимание регламентации массовой жилой застройки. Снова были выпущены проекты, дифференцированно определявшие типы жилых домов для строительства в пределах установленной городской черты. Отличие этих типов от предыдущих предопределялось отчетливо проявлявшейся тенденцией к повышению плотности застройки, которое шло по двум направлениям: росла этажность и менялся характер застройки участков. Основным типом становятся двухэтажные и двухэтажные с мезонином дома; участки застраиваются по фронту сплошь, так что дома стоят вдоль улицы «одной сплошной фасадою». Пока это все особняки с характерным для таких зданий поэтажным функциональным зонированием: первый этаж предназначается главным образом для всякого рода хозяйственных нужд, в ряде случаев — для торговых помещений; второй— собственно жилой. Высоты помещений сообразно их назначению весьма различны — от 2,5 до 5 м; планировка жилых помещений в основном анфиладная.

Лестницы далеко не всегда имеют четко выраженные клетки, парадные лестницы ведут только во второй этаж, в мезонин ведет обычно узкая деревянная лестница, планировочно не связанная с парадной. На каждом участке возводятся хозяйственные постройки, как правило одноэтажные.

Стремление к уплотнению застройки все время усиливается. К концу XVIII в. вырабатывается тип двухтрехэтажного жилого дома с лицевым двухпролетным (иногда трехпролетным) и дворовыми однопролетными строениями (рис. 1 и 2). Во многих случаях эти дома — результат надстройки и перестройки более старых, одно и двухэтажных. Перестройки — вообще характерная черта петербургских зданий, причем это в равной мере относится и к выдающимся памятникам архитектуры, и к рядовой жилой застройке. Подавляющее большинство старых жилых домов многократно перестраивалось, причем основной целью перестроек оставалось увеличение плотности заселения. Здания росли вверх и в глубь участка, заполняя его все интенсивнее.

Другой формой интенсификации стало превращение особняков в доходные квартирные дома, весьма интенсивно осуществлявшееся в конце XVIII и начале XIX в. Это превращение почти всегда также сопровождалось их перестройкой. Парадные лестницы, прежде ведшие только во второй этаж, надстраивались; одновременно ликвидировались деревянные внутренние лестницы, встраивались новые. Верхние, третьи, иногда мезонинные этажи, служившие в особняках для размещения непарадных жилых комнат, «для детей и слуг», перестраивались и превращались в самостоятельные квартиры. Новые и перестраиваемые дворовые флигели предназначались теперь не для хозяйственных нужд, а также для жилья, только «второсортного».

Рис. 1. Жилые дома конца XVIII в. Современный вид

Таким образом, существенно изменился принцип дифференцирования жилья по социальному признаку. До этих пор сословная принадлежность хозяина определяла тип дома и район его размещения. Центр занимали особняки и дворцы знати, далее в пределах городской черты стояли каменные дома представителей средних классов. Низшее сословие селилось в основном в тогдашних предместьях — за Фонтанкой, за 13-й линией Васильевского острова, на Петербургской (ныне Петроградской) стороне, в деревянных строениях. Теперь социально дифференцированными становятся квартиры, расположенные в одном доме, но на разных этажах, в разных флигелях.

Рис. 2. Жилой дом начала XIX в. Современный вид

Внешний же облик жилой застройки, ландшафт городских Улиц продолжают оставаться единообразными, регулярными. Более того, можно утверждать, что в этот период расцвета классицизма единообразие жилья переросло в ансамблевость, объединившую структурно и стилистически жилые кварталы с общественными и даже промышленными сооружениями. Этому немало способствовала деятельность созданного в 1814 г. Комитета для строений и гидравлических работ, в котором сотрудничали К. Росси и В. Стасов. Одной из задач Комитета была апробация фасадов всех без исключения возводимых в Петербурге зданий. Апробация велась весьма активно, и фасады домов, строившиеся или перестраивавшиеся по чертежам, подписанным членами Комитета, носят явные следы прорисовок, выполненных руками этих мастеров.

С начала второй трети XIX в. государственное административное влияние на характер жилой застройки города постепенно ослабевает. Однако отчетливо определившаяся к тому времени градостроительная структура города стала уже самостоятельно действующим фактором, саморегулирующейся в большой степени системой, исключающей возможность исчезновения того порядка, единообразия и стройности массовой застройки, какие определились в первое столетие его существования.

Новые территории, присоединяемые к городу по мере его роста, частично уже представляли собой четко распланированные кварталы, подготовленные к включению их в общую систему. Такими были, например, территории бывших полковых слобод — теперешние Красноармейские и Советские улицы. Во вновь осваиваемых кварталах идет новое строительство — главным образом на месте сносимых деревянных домиков; в центральных районах продолжается не менее активная перестройка и достройка. При этом общая картина города остается достаточно ровной. Облик жилых кварталов меняется, но изменения эти происходят одновременно, охватывая большие территории, ценность которых все возрастает.

Именно к середине XIX в. окончательно вырабатывается возникший ранее тип доходного дома в четыре-пять этажей, состоящий из нескольких корпусов-флигелей. Наиболее характерен для этого периода участок, застроенный по периметру, с двухпролетным лицевым и однопролетными дворовыми корпусами (рис. 3). Лицевой корпус и примыкающие непосредственно к нему дворовые строения очень часто сохранялись от предыдущего периода, подвергаясь перестройкам различной сложности. Основным видом таких перестроек оставались надстройки и поэтажная организация квартир, что зачастую требовало реконструкции существующих лестниц или устройства новых. Надстройки в большинстве случаев сопровождались изменением стилевой характеристики фасадов: строгие формы предыдущей эпохи заменялись, согласно эстетическим веяниям нового времени, измельченным эклектическим декором.

Помещения разных этажей лицевых корпусов отличались существенно по высоте, причем иногда высота надстроенных этажей становилась большей, чем нижележащих. Планировка квартир характеризовалась анфиладной связью помещений, коридоров почти не устраивали. В квартирах лицевых корпусов обязательными становятся две лестницы: парадная и черная. Для этого периода характерны лестницы с маршами по сводам, опирающиеся на средний пилон, причем парадные лестницы сооружались достаточно широкими, а черные — обычно с очень узкими и крутыми маршами, с забежными ступенями. И те и другие зачастую имели вход «по свету»: парадные вели в светлую, достаточно просторную прихожую, а черные — непосредственно в кухни. Последние, как правило, были довольно большими и оборудовались крупногабаритными печами и плитами.

Жилые комнаты имели разные размеры; среди них выделялись парадные, обращенные на улицу, площадью 30 м2 и более, на три-четыре окна. Не были исключением и очень узкие, шириной около 2 м, однооконные комнаты, а также плохо освещенные комнаты с окном в углу. Санитарных узлов, в теперешнем понимании, естественно, не было; выгребная уборная («отхожее место») размещалась или в габаритах квартиры, обычно рядом с кухней, или в объеме лестничной клетки.

Планировка квартир лицевых корпусов и организация входов в них из лестниц обычно допускали сдачу внаймы этажа одной или двум семьям. Как правило, более мелкие квартиры, предназначавшиеся для менее состоятельных слоев населения, занимали верхние этажи. Еще меньшими по количеству комнат и площади были квартиры дворовых корпусов. Высоты этажей в них были невелики и не менялись существенно от этажа к этажу, поэтому нередко они не совпадали с высотами этажей лицевых строений.

Дворовые флигели обслуживались самостоятельными лестницами, а также черными лестницами лицевых корпусов. Из-за разницы отметок этажей смежных строений входы в квартиры дворовых корпусов приходилось устраивать и с этажных, и с промежуточных площадок, и с дополнительными, иногда очень крутыми, маршами в несколько ступеней. Квартиры состояли из двух-пяти жилых комнат и кухни, примыкающей к лестнице и нередко проходной. Проходными часто были и комнаты, особенно в двухкомнатных квартирах. При большем числе комнат входы в них устраивались из коридора; однако комнаты обычно сообщались между собой и непосредственно, по анфиладной системе. И квартиры такого типа, приспособленные для сдачи внаем покомнатно, и ведущие к ним лестницы хорошо знакомы нам по произведениям Гоголя и Достоевского.

Рис. 3. Схема застройки участков жилых зданий ко второй половине XIX в. 1 — строение XVIII в.: 2 — пристройка начала XIX в.; 3 — пристройка середины XIX в.: 4 — въездная арка

В первозданном виде петербургские квартиры этого периода до наших дней не сохранились, так как в последней трети XIX в. началась новая, особенно интенсивная, перестройка всего существовавшего к тому времени жилого фонда города, сопровождавшаяся не менее интенсивной застройкой еще не освоенных участков. Этот период капиталистического, а затем империалистического развития Петербурга, продолжавшийся до первой мировой войны, оставил наиболее заметный след в жилой застройке центральных районов.

Рис. 4. Внешний облик жилых зданий а — постройки второй половины XIX в.; б — постройки начала XX в.

Толчком к его началу послужила отмена крепостного права, бурный рост промышленности и соответственно городского населения. Город рос в сторону вновь возникающих промышленных окраин; одновременно шло уплотнение уже сложившейся застройки. В этот период резко сократилось число деревянных малоэтажных строений бывших предместий, присоединившихся к центральным районам города. На месте сносимых домиков возводились многоэтажные каменные здания, причем смежные участки часто объединялись. Таким образом, масштаб застройки укрупнялся — не только за счет роста зданий, но и за счет увеличения их протяженности. Новые участки застраивались чрезвычайно плотно.

Типичным становится дом с двумя и тремя дворами, с дворовыми двухпролетными корпусами, расположенными параллельно или перпендикулярно лицевому корпусу, и с соединяющими их однопролетными строениями. По-прежнему интенсивно шла надстройка; надстраивались и приспосабливались под жилье хозяйственные сооружения: бывшие каретники, сараи и т. п. При этом дворовые, достроенные или надстроенные, корпуса оказывались зачастую выше лицевых.

Внешний облик зданий коренным образом менялся. Вновь возводимые здания носили яркий отпечаток эклектизма со всеми оттенками этого подражательного стиля — от «византийского» до «мавританского». Позднее определяющим стилем стал модерн, сменившийся в последние предвоенные годы неоклассицизмом (рис. 4). Перестраиваемые старые дома приспосабливались в эстетическом отношении к требованиям духа времени.

Таким образом, прежнее единообразие трехэтажного классицистического Петербурга начала XIX в. повсеместно и одновременно заменялось новым единообразием капиталистического города, унаследовавшего строгую планировочную структуру предыдущего периода.

Высокая градостроительная и архитектурная культура Петербурга оказывала сдерживающее влияние на зодчих, работавших и в этот период, когда частной инициативе и частнособственническим интересам не противостояло, по существу, никакое сильное начало. Поэтому для Петербурга и периода эклектики, и периода модерна характерна сдержанность архитектурных форм. Положительное значение имело также то обстоятельство, что Петербург как столица империи привлекал к себе лучших зодчих и строителей, воплощавших их замыслы. Тем не менее, значительные приобретения в массовой жилой застройке сочетались в те годы с не менее значительными утратами. Безвозвратно гибли отдельные интересные в художественном и историческом отношении здания, нарушались чужеродными вкраплениями гармонично сложившиеся ансамбли. Весьма распространенным приемом стало приспособление первых этажей для нужд торговли — увеличение оконных проемов, устройство больших витрин, никак не увязанных композиционно с архитектурой здания в целом.

Менялись и конструкции жилых домов. Их перекрытия устраивались теперь уже не по деревянным, а по металлическим балкам; вследствие изменения конструкций увеличиваются пролеты, становятся шире корпуса вновь возводимых строений. Планировка квартир приобретает новые черты, соответствующие новым требованиям и новым приемам застройки.

Пожалуй, наиболее заметно повлияло на изменение планировки квартир оборудование домов водопроводом и канализацией. Во всех квартирах устраиваются санитарные узлы: в наиболее комфортабельных, расположенных обычно в лицевых корпусах,— ванные комнаты и одна или две уборные; в остальных— только уборные, размещенные, как правило, в объеме лестничной клетки или в проеме средней стены. Организация уборных и ванных комнат, оборудование раковинами кухонь делают обязательной строгую повторяемость планировок по этажам, во всяком случае, вертикальность расположения упомянутых помещений. Так планировка жилых зданий становится до конца секционной.

Квартиры рассматриваемого периода весьма разнообразны (рис. 5). В лицевых корпусах основным типом остаются многокомнатные (четыре-восемь, а иногда и больше комнат) комфортабельные квартиры с дифференцированными по назначению комнатами, с развитым составом подсобных помещений, обслуживаемые двумя лестницами. Новые парадные лестницы, в целях лучшего использования светового фронта, устраиваются теперь только с входом в квартиру у средней стены. Как правило, с этажной площадки организовывался вход или в две, или — реже — в три квартиры. Лестницы были весьма важным элементом престижной характеристики жилья. Поэтому их украшали лепкой, витражами, ограждения выполняли из литого металла, ступени (в отдельных случаях)—из мрамора. С улицы в парадные лестницы вели не менее парадные вестибюли с тамбурами, с обязательными печами или каминами. Черные лестницы были совершенно иными: без тамбуров, крутые, узкие, с простыми ограждениями.

Рис. 5. Планировка жилого дома а — постройки второй половины XIX в. (план второго этажа); б — постройки начала XX в. (план со второго по шестой этаж)

Парадные помещения, особенно в квартирах вторых, а иногда и третьих этажей, в зданиях, расположенных в аристократических районах столицы, богато отделывались: лепные потолки, роспись, деревянные резные панели. Очень украшали интерьер парадные печи и камины, облицованные мрамором, белыми и цветными изразцами, украшенные металлическим литьем.

Высокий уровень комфорта наиболее характерен для квартир домов, строившихся уже в начале XX в., в предвоенный период. Их отличали большая высота этажей, доброкачественность отделки не только жилых, но и подсобных помещений, просторные ванные комнаты, непосредственно соединенные со спальными, передние хороших пропорций, встроенная мебель. Как правило, квартиры эти отапливались централизованно, от домовых котельных; однако в гостиных и столовых нередко сооружались камины. Комфортабельность таких квартир сосуществовала с их не очень высокими гигиеническими качествами: не редкостью были жилые комнаты, обращенные в световые колодцы, очень глубокие, а также плохо вентилируемые комнаты. Правда, эти недостатки в известной мере компенсировались малой заселенностью квартир, обеспечивающей, по крайней мере, достаточный объем воздуха на каждого проживающего, а также их сквозным проветриванием.

Упомянутыми достоинствами не отличались квартиры дворовых флигелей. Относительно лучшими из них были квартиры корпусов, обслуживаемые лестницами с выходом на улицу. Благодаря парадному входу эти квартиры оставались еще достаточно престижными и выгодными; поэтому планировочный прием с устройством лестниц, связывающих лицевой и дворовый флигели, становится весьма распространенным в данный период. Квартиры таких корпусов, как правило, обслуживались и черной лестницей, некоторые из них имели ванные комнаты; однако потолки здесь были намного ниже, число комнат не превышало обычно четырех, сами комнаты были меньше по площади, чем в квартирах лицевых строений, сквозное проветривание в них отсутствовало. Еще менее комфортабельны квартиры в не связанных с улицей дворовых корпусах, тем более квартиры во вторых и третьих дворах. Для них ха-оактерны узкие, неудовлетворительных пропорций комнаты, отсутствие ванн; обслуживающие их лестницы также узки и круты.

Особым типом квартир, получившим распространение в этот период, были квартиры, приспособленные для сдачи внаем по-комнатно. Иногда для этой цели приспосабливались ранее существовавшие строения; в других случаях во вновь возводимых корпусах специально предусматривалась планировка коридорного типа.

В рассматриваемый период начали появляться мансардные этажи — в качестве надстроек над уже существовавшими зданиями или в качестве составных элементов вновь возводимых строений. Для ряда зданий, строившихся в период господства модерна и неоклассицизма, мансарды — неотъемлемая часть композиции фасада; квартиры в них, особенно в мансардах над лицевыми корпусами, могли быть весьма благоустроенными. Однако конструктивные особенности мансард, сложная конфигурация кровель, затрудняющая очистку от снега, оказались несоответствующими условиям нашего климата. Поэтому ликвидация мансард или замена их нормальными этажами стала позднее одной из постоянных задач реконструкции старого жилого фонда.

Строительство и перестройка жилых домов в соответствии с установившейся традиционной схемой (лицевой корпус — по красной линии и максимально плотно застроенный дворовыми корпусами участок) продолжались вплоть до первой мировой войны. Одновременно с этим предвоенный период характеризуют поиски новых форм жилья и новых приемов жилой застройки. Отличительной чертой этих поисков можно считать стремление к расширению масштабов задач жилищного строительства, к градостроительному подходу к их решению и четкой социальной ориентации.

Новое направление, по существу, было ничем иным, как зародышем жилой архитектуры предстоящего времени, вызревающим в недрах и условиях империалистического строя. Частнособственнические рамки этого строя продолжали весьма заметно ограничивать деятельность архитекторов; однако менялись и сами ограничения, поспевая за новыми требованиями к жилью. Поэтому многие жилые постройки начала XX века принципиально отличаются от жилых зданий предыдущих лет.

Укрупнение капитала, характерное для империализма, сказалось на размерах заново осваиваемых или реконструируемых участков. На больших территориях застройка решалась с размахом и по-новому. Появились курдонеры; прямая их выгода, с точки зрения владельцев, заключалась в увеличении количества лестниц с парадными входами, иначе — количества престижных, дорогих квартир. Но одновременно курдонеры способствовали улучшению гигиенических качеств квартир, во всяком случае их проветриванию, и обогащали объемно-пространственную композицию улиц.

Совершенно новым словом в жилой застройке столицы стали комплексы, включающие свободно поставленные здания с различными, типами квартир, а также обслуживающие учреждения разного назначения.

Рис. 6. Жилые дома с мансардами а — надстроенный мансардный этаж;

Такие комплексы — уже прямые предшественники социалистических жилых массивов; однако в дореволюционном Петербурге их возникло очень немного, и не они определяли общую картину состояния жилого фонда, сложившуюся к 1917 г.

Главным компонентом этой картины на основной территории города оставались многоэтажные капитальные жилые здания, в подавляющем большинстве квартирного типа, электрифицированные, оборудованные водопроводом и канализацией, а некоторые— и центральным отоплением. Рабочие же окраины Петербурга были более чем наполовину деревянными, неблагоустроенными; значительную часть жилых зданий составляли здесь бараки и рабочие казармы.

Великая Октябрьская социалистическая революция положила начало новой перестройке жилого фонда города — теперь уже на совершенно иных основах и с другими целями. Первые шаги этой реконструкции определила смена использователей: переселение рабочих семей из неблагоустроенных бараков, ветхих домов и подвальных помещений в благоустроенные квартиры. Результатом такого переселения стала постепенная расчистка окраин от малоценной застройки.

Именно здесь с середины 20-х годов началось новое жилищное строительство, осуществляемое в первый период почти исключительно вблизи промышленных районов. Главной его формой стали жилые массивы, отражающие социальные представления, эстетические вкусы и экономические возможности того времени. Основным типом жилья в этих массивах были трехкомнатные квартиры с компактной планировкой, с кухнями и уборными, но без ванн. Тре



Похожие статьи:
Приборы для определения технического состояния здании

Навигация:
ГлавнаяВсе категории → Реконструкция и ремонт жилых зданий

Статьи по теме:





Главная → Справочник → Статьи → БлогФорум