Навигация:
ГлавнаяВсе категории → Образ города

Границы будущего


Границы будущего

Астрономические события увлекательны сами по себе, но они никоим образом не могут быть указателем для выбора поведения: неразумно преувеличивать пределы образа будущего-мы не в состоянии заботиться о чем-то сверхотдаленном. Вечность столь же крепко запирает нас в себе, как и настоящее. Соответственно глубину проникновения в будущее (и в представимое прошлое) следует увеличивать только до той степени, какой достигают наши способности помнить, предвидеть и контролировать, сохраняя способность отдаваться настоящему и удерживая интеллектуальное и эмоциональное единство целостного образа времени. Можно создать нечто такое, что будет существовать и тысячу лет, но никто не сумеет сказать, кто будет здесь жить через сотню лет. Поэтому достаточно и того, чтобы создать место, пригодное для досуга и наслаждения, как гласит старинный комментарий к проектированию китайского сада. С другой стороны, строители средневековых соборов Европы, уверенные в правильности своего образа будущего и в сверхважности того, что они делали, нередко разрабатывали строительную программу на тысячу лет вперед. Хотя и рывками, и с остановками, работа действительно велась по плану в течение ряда столетий. Таким образом, рациональность действия прямо зависит от глубины периода, на который распространяются предвидение и планирование. То, что было бы глупостью на короткий срок, может оборачиваться мудростью на долгий, и наоборот. Чисто абстрактным путем невозможно найти основания для того, чтобы предпочесть одно безумие другому.

Оптимальное проникновение в будущее будет, таким образом, меняться сообразно изменению внешних обстоятельств и в зависимости от того, как мы сами меняемся, развивая способность устанавливать интеллектуальные и эмоциональные связи. Со временем мы можем научиться очеловечивать долгие периоды времени так же, как мы постепенно очеловечиваем все более обширные территории. В самом еле, коль скоро у нас есть теперь возможность за недолгое время уничтожить человеческую жизнь на земле, мы должны особенно настоятельно обращать внимание и заботу на пределы этого пространства и времени. Новые технические возможности убивать, загрязнять или осуществлять генетические изменения заставляют нас пересмотреть пределы нашего образа будущего. Но его расширение не безгранично. Мы должны стремиться к установлению непрерываемого соответствия между обстоятельствами, силой и способностью воображения.

Работа во имя рационально представляемой награды в будущем хоть и эффективна, но не доставляет того же удовлетворения, что работа з настоящем сама по себе. Делать стулья приятнее, чем представлять, как в них можно будет сидеть. Именно стимул удовлетворения в настоящем побуждает нас делать более удобные стулья и делать это все лучше. Учеба ради удовольствия узнавания представляет собой гораздо более мощную мотивировку, чем учеба ради получения места или степени.

Поэтому, чтобы быть эффективным, процесс сохранения земли ради будущих поколений должен доставлять удовлетворение в настоящий момент, подобно тому как нам доставляют радость сегодня наши дети и внуки.

Там, где следствия в будущем постоянны, желателен перенос акцента с них на содержание процесса в настоящем. Для привыкания к удовлетворению настоящим нужны время и усилие, и не меньшее усилие потребуется для нарушения процесса, если следствен в будущем превратятся в нежелательные. Если следствия неопределенны, подобное привыкание неразумно. Известно, какое удовольствие доставляет профессиональным градостроителям составление сложных планов для достижения отдаленных целей. Однако этот самоудовлетворяющий процесс может либо вовсе не привести к рациональному результату, либо запутать процесс принятия решений на короткую перспективу. Если работа в настоящем должна включать и немедленное удовлетворение, и отдаленное символическое, и то и другое должны быть логически совместимы и связаны эмоционально. Только если связь процесса и результата остается нерасторжимой, мы можем примирить удовлетворение в настоящем и заботу о будущем.

Мы нередко предпринимали попытки повысить охват и устойчивость образа времени, ловя будущее в ловушку — строя вечные пирамиды или толкуя догматы о пришествии мессии. Догмат, сколько бы ни был далек от реальности, легко может быть организован так, что его истинность не поддается проверке. Сколь бы ни была хаотична действительность, идея спасения кажется способной привести этот хаос к удовлетворительному завершению. Но концепции спасения ведут к иррациональным действиям, и когда концепции увядают, верующий остается в полной растерянности.

Апокалипсические картины будущего — другой вариант ослабления психического напряжения: когда ожидался конец света в 1000 году, при подготовке к нему делалось немало странного. Много позже члены религиозной секты, построившей знаменитый 0;вд. Говард-театр в Бостоне, доверчиво сидели в нем долгие дни г. ожидании ангелов, которые так и не явились. Явился лишь новый владелец участка, выхвативший театр из их рук. Похожее апокалипсическое настроение распространено и в наши дни, и скорее всего оно завершится аналогичным образом.

Построение сильного образа контролируемого «среднего» будущего реалистически сопряженного с действиями в настоящем, вовсе не сковывает фантазию. Фантазии о будущем — если только они воспринимаются именно как фантазирование — дают сами по себе чувство удовлетворения. Более того, продукты фантазии — один из путей исследования альтернатив, содержащихся в будущем, поиска новых вариантов действия. Любое открытое общество находит г. себе какие-то средства производства и распространения подобных чтений.



Похожие статьи:
Создание общественных укрытий

Навигация:
ГлавнаяВсе категории → Образ города

Статьи по теме:





Главная → Справочник → Статьи → БлогФорум