Навигация:
ГлавнаяВсе категории → Реконструкция застройки

Характеристика жилых зданий


Характеристика жилых зданий

Жилищный фонд страны разнообразен. Это разнообразие складывается из таких признаков, как первоначальное назначение здания, его конфигурация и другие архитектурно-планировочные характеристики, гигиена и комфортность квартир, набор инженерного оборудования и его совершенство.

Все эти признаки претерпевали изменения по мере эволюции функциональных требований и роста возможностей строительной базы страны. Поэтому за основу классификации принята временная характеристика зданий, а их свойства привязаны к периоду постройки.

Период постройки зданий является определяющим признаком, поскольку эпоха формирует методы архитектурно-планировочного и конструктивного решения любого сооружения, а тем более жилья. Примерное распределение опорного жилищного фонда России по периодам постройки приведено в табл. 3.2. В нее не включены данные о фонде Санкт-Петербурга, так как он своеобразен.

До последнего времени .основными объектами реконструкции являлись здания постройки до 1917 г., а с 80-х годов приступили к обновлению домов первых десятилетий советской власти—с 1918 по 1941 гг. На территории центров городов России эти две группы составляют подавляющее большинство
— около 80 % строений. По отношению ко всей городской застройке их меньше — 28%. Это вызвано сложившейся в конце пятидесятых годов практикой освоения периферийных территорий, выделяемых для массовой застройки и внедрения новых технологий полносборного домостроения.

Дореволюционный жилищный фонд составляют разнохарактерные строения. Причина этому — объединение в этот фонд зданий, возведенных на протяжении более 100 лет, с конца XVIII до начала XX в. Такое объединение правомерно, поскольку жилье в России строили из дерева. До наших дней оно практически не дошло. Основная часть сохранившегося дореволюционного жилья в городах (не считая памятников архитектуры) составляют каменные и смешанные дома постройки после второй половины XIX в.

Еще одна причина разнообразия зданий — это социальный заказ потребителя. Естественно, что в течение века комфортные требования менялись. Поэтому строения начала XIX в. отличаются от домов, возведенных во второй половине этого века, а те в свою очередь — от застройки периода строительного бума, рассвет которого падает на первое десятилетие XX в.

Третьей причиной разнообразия жилья являются различия в его первоначальной функции. По этому признаку дореволюционный жилищный фонд делят на бывшие особняки и домики индивидуальной застройки, секционные и коридорно-галерейные многоквартирные здания, дома с меблированными комнатами, гостиницы и казармы, нежилые строения, приспособленные под жилье.



Рис. 3.8. Распределение зданий по конфигурации в плане:
a — в застройке до 1917 г.; б — то же, 1918—1941; в — то же, современной (типы планов: 1 — рядовые; 2—угловые; 3—точечные; 4 — открытые; 5—П-об-разные; 6 — замкнутые)

Все они имеют свои специфические свойства, среди которых необходимо выделить основополагающие с позиций модернизации. Это конфигурация в плане и гигиенические свойства, планировочная структура, ширина корпуса и длина обслуживаемого лестницей фронта, величина пролетов и вид промежуточных опор, принятые в конструктивно-планировочной схеме. Именно по этим признакам ниже рассмотрены объекты, входящие в застройку.

Конфигурация в плане в значительной степени характеризует здание. Домам рассматриваемого периода свойственны сложные планы. Однако при всех различиях их можно объединить в шесть типов, соответствующих планировочным схемам, показанным на рис. 3.8.

Наиболее просты рядовые схемы первого типа, по которым строили здания, представляющие в плане прямоугольник или трапецию с сильно развитым фронтом главного фасада и скошенными торцами. Планировочная схема второго типа — угловая — состоит из двух корпусов, примыкающих под углом. В зависимости от конфигурации участка он может быть прямым, острым или тупым.

Точечные схемы третьего типа объединяют дома с коротким фронтом главного фасада. В старой застройке такие здания планировочно отличны от современных домов-башень, поскольку их торцы обычно закрыты примыкающими строениями, что исключает размещение полноценных оконных проемов на боковых фасадах. Схемы одкосекционны, поэтому со стороны двора лестницу нагружали дополнительными квартирами.Здание превращали в Т-образное (рис. 3.9, а).

Схемы четвертого типа состоят из трех корпусов. Боковые, небольшой протяженности, примыкают к вытянутому, как правило, по улице, основному объему с заднего фасада. Дворовые корпуса не очень затеняют двор и поэтому схема названа открытой (курдонерной).

В отличие от предыдущих схема пятого типа, названная П-образной, представляет собой планировочное решение с развитыми боковыми корпусами и короткой вставкой между ними. Они ограничивают пространство, создают плохо инсолируемый узкий двор. К этому типу примыкает и шестой с замкнутыми планировочными схемами. С их применением создается обстроенный со всех сторон практически полностью затененный двор-«атриум» (рис. 3.9, б).

В жилищном фонде Санкт-Петербурга в основном использованы схемы последних двух типов. В городах средней полосы России их мало, не более 30 %, остальные здания построены по схемам первых четырех типов. Причина такого положения скрыта в стоимости городских земель. Чем она выше, тем более сложны схемы домов, поскольку стремились максимально застроить площадь участка.

По гигиеническим признакам планировочные схемы зданий делят на две группы. К первой относят схемы, в которых заложены удовлетворительные условия инсоляции, проветривания и освещения дневным светом. Это рядовые, точечные, угловые и открытые.

Во вторую входят дома с планами, построенными по П-образным и замкнутым схемам. Неблагоприятные гигиенические условия заложены в их планировочные решения, поскольку внутренние дворы-колодцы плохо проветриваются, а ин-соляционный режим тем хуже, чем выше этажность. В многоэтажных домах прямые солнечные лучи в лучшем случае очень короткое время облучают территорию и окна квартир. Из-за небольших расстояний между противоположными корпусами не обеспечивается зрительная изоляция помещений.



Рис. 3.9. Примеры планов зданий постройки 1900—1910 гг.:
а —двух смежных домов третьего типа; б - типа

Анализ застройки, возведенной до 1917 г., показал, что планировка большинства зданий (71 %) в городах России относятся к первой группе. После прореживания прилегающих малоценных строений в этих зданиях можно обеспечить удовлетворительные гигиенические условия. Только в Санкт-Петербурге это сделать сложно, поскольку 79 % жилых домов построено без соблюдения надлежащих условий инсоляции и аэрации.

Говоря о гигиенических условиях, необходимо отметить, что инсоляцион-ный режим здания зависит от его ориентации относительно стран света и соседней застройки. В домах благоприятной ориентации продолжительность прямого солнечного облучения находится в пределах нормы (для реконструируемой застройки от 2 до 2,5 ч в сутки). Во втором случае она не достигает нормы. С этих позиций здания постройки до 1917 г. находятся в неблагоприятном режиме, поскольку треть квартир не получают солнечного облучения необходимой продолжительности.

Архитектурно-планировочные системы жилых зданий рассматриваемого периода постройки характерны довольно широкими корпусами. Почти 60 % зданий имели ширину, превышающую 13 м, а в 12 % эта величина достигала 20 м и более (рис. 3.10, а).

Длина фронта, обслуживаемого одной лестницей в доходных домах, как правило, превышала 22 м, что совершенно не свойственно зданиям нового строительства. Отсюда и большие площади секций, превышающие 300 м (рис. ЗЛО, б, в).



Рис. 3.10. Удельный вес зданий с различными архитектурно-планировочными параметрами в застройке разных периодов возведения:
а—распределение по ширине корпуса В: б — то же, по длине секции L; в —то же, по полезной площади Ао, приходящейся на одну лестницу; 1 — в зданиях постройки до 1917 г.; 2 — то же, 1918—1941 гг.; 3 — то же, после 1950 г.

Структура квартир в доходных домах не отвечает современным представлениям о комфорте эксклюзивного жилья. При своей многокомнатности они не имеют необходимого санитарно-технического благоустройства. Недостаточно выражено функциональное членение объемов на зоны дневного пребывания и спальные. Нет крупных парадных помещений, перетекающих одно в другое.

Конструктивно-планировочные системы зданий дореволюционной постройки делят на одно-, двух- и трехпролетные с опорой балок перекрытий на продольные конструкции. Существуют и другие типы. Например, многопролетные с передачей нагрузки на поперечные стены и смешанные, в которых часть перекрытий здания опирается на продольные, а часть — на поперечные опоры (рис. 3.11).

В старой застройке распространены системы с внутренними несущими конструкциями —стенами. Колонны применяли реже. Это связано с тем, что несущие стены обычно несут роль и межквартирных ограждений, обладающих хорошими звукоизоляционными свойствами.

Характерно, что примерно 35 % домов строили по однопролетной схеме. Пролеты в 12 % из них достигали 12 м в свету (рис. 3.12). Этажи перекрывали по балкам из строевого леса, которые опирали на наружные стены. По мере исчезновения такого леса переходили к двухпролетным. Их больше всего в застройке —40 %. Другие системы применяли довольно редко.

Планировочные решения, имеющие такие параметры, в корне отличаются от принятых в муниципальных зданиях для малообеспеченных жителей. Поэтому здания постройки до 1917 г. трудно поддаются модернизации по современным канонам и скорее могут быть приспособлены под жилье для экономически состоятельных граждан.

Большинство зданий рассматриваемого периода эксплуатируются 100 лет и более. Практически все изношены более чем на 60 %, но причислены к опорному фонду. Они требуют комплексного капитального ремонта, часть отремонтирована в предыдущие десятилетия, но процесс ремонтов не завершен.



Рис. 3.11. Конструктивно-планировочные схемы зданий старой постройки:
1 — однопролетные; 2—двухпролетные; 3—трехпролетные; 4 — многопролетные; 5 — смешанные: А — с внутренними несущими стенами; Б — с колоннами, заменяющими внутренние стены

Жилищный фонд 1918— 1941 гг. по своим параметрам не так заметно отличается от современного фонда, как от предыдущего вида зданий, построенных до революции.

Первоначальная функция зданий 20—30-х годов однородна — они возведены для жилья и представляют собой структуры, отражающие государственную установку тех лет на обеспечение всех слоев населения уравненными условиями проживания.

Основным объектом застройки являются похожие друг на друга здания в четыре-пять этажей, а в малых городах и в три-два. Большинство из них относятся к опорному фонду.

Здания пока находятся в относительно удовлетворительном состоянии, физический износ их несменяемых частей достигает 35—45 %. Это свидетельствует о пригодности к эксплуатации, но износ приближается к граничным значениям, поэтому необходим капитальный ремонт.

Конфигурация в плане не так разнообразна, как в зданиях, построенных до 1917 г. В жилых массивах преобладают дома первых трех типов (см. рис. 3.8), поэтому удовлетворительные гигиенические условия (инсоляция и аэрация), как правило, обеспечены. Расположение на местности и относительно соседней застройки за редким исключением соответствует нормативам.

Архитектурно-планировочные системы однообразны. В застройке доминируют секционные здания. Основная планировочная единица — это рядовая секция, реже —торцевая, что связано с упрощенной конфигурацией планов. Все они имеют ширину корпуса от 9 до 11 м, только у 6 % зданий встречается ширина более 12 м (см. рис. ЗЛО, а).



Рис. 3.12. Повторяемость размеров в свету А пролетов несущих конструкций перекрытий в конструктивно-планировочных системах зданий старой постройки:

Типизация секций в современном понимании этого термина в зданиях постройки до 1936 г. отсутствует. При кажущемся разнообразии планировочные решения индивидуализированы (рис. 3.13). Здесь при равных габаритах в секциях применены квартиры разной планировки. Другой пример (рис. 3.14) характерен одинаковыми структурами квартир при габаритах секции б в 1,2 раза больших, чем секции а. Таких примеров в застройке рассматриваемого периода можно привести сотни.

На предыдущих рисунках приведены секции с равным количеством квартир. Однако существует множество примеров с разным их количеством в практически равных габаритах секции как по длине, так и по ширине. Угловые секции использованы очень редко, в 5 случаях из 100. Углы чаще всего решены при помощи двух торцевых секций (рис. 3.15), но присутствуют и решения, показанные на рис. 3.16. Лестничные клетки располагали как по главным фасадам, так и со стороны дворов.

В зданиях постройки двадцатых годов преобладают трехквартирные секции. В последующий период предпочтение отдали двухквартирным, их 80% в застройке, возведенной после 1931 г.

Длина секций — светового фронта, обслуживаемого одной лестницей, колеблется не в таких широких пределах, как в домах дореволюционной постройки. Большинство секций имеют длину 14—18 м. Эти величины вписываются в значения, принятые в новом строительстве для секций без поэтажных «карманов», о чем свидетельствуют кривые распределения на рис. 3.10, б. В связи с этим и полезная площадь секций составляет 100—150 м2, т. е. незначительно выходит за рамки нормативов для муниципального жилья (см. рис. 3.10, в).



Рис. 3.14. Две двухквартирные секции (3—3) со схожими планировками квартир

Структура квартир в зданиях рассматриваемого периода ориентирована на двоякое использование: коммунальное с покомнат-ным заселением и поквартирное, когда квартиру целиком передают одной семье. При этом преобладали две тенденции. С одной стороны — сократить количество семей в квартире, тем самым повысить комфортность, с другой — перенести многие бытовые функции семьи в общественный сектор (клубы, предприятия общественного питания, бани-сауны и др.). В связи с этим сократить подсобные помещения квартир до минимума.



Рис. 3.15. Угловые секции, скомпонованные двумя торцевыми:
а —простой стыковкой; б — стыковкой с частичной накладкой

В результате такой идеологии квартиры делали двух- и трехкомнатными. Все комнаты имеют выходы в коридор или переднюю. Проходные комнаты, вместе с за-проходными, которых очень мало, рассматривались как жилье для больших семей (см. рис. 3.13—3.16).

Такими непреложными с современных позиций элементами благоустройства как ванные комнаты, кухни более 7 м2 и частично встроенные шкафы, 60 % квартир не обеспечено. Наиболее дискомфортны квартиры в домах постройки до 1935 г. В более поздний период их удельный вес в застройке падает до 27 %, когда в каждую жилую ячейку стали вводить ванную и увеличивать площадь кухонь.

К этому периоду относится внедрение типовых секций. В конце 30-х годов в порядке эксперимента применили поточное строительство жилья. В Москве начали застраивать улицы несколькими потоками. В основу планировки зданий было заложено несколько типов секций. Две из них показаны на рис. 3.17. Секции могут быть решены не только как двух-, но трех- и четырехквартирные.

Конструктивные решения несущих и ограждающих элементов в зданиях характеризуются следующим образом.



Рис. 3.16. Секции, разработанные специально для узла примыкания двух корпусов:
а — с лестницей по главному фасаду; б — то же, со двора

Фундаменты применяли ленточные бутовые, бутобе-тонные, реже кирпичные на сложном или цементном растворе. Бетонные или кирпичные столбчатые фундаменты использовали в качестве опор под колонны, под стенами их практически не делали. Стены возводили из кирпича, как правило, облегченной конструкции. Их клали на теплых растворах с применением котельных шлаков. Применяли утолщенные вертикальные швы, снижающие теплопроводность ограждения. Были разработаны на практике и комбинированные конструкции, в том числе с вкладышами из шлакобетона или утрамбованного шлака. Однако теплотехнические свойства таких конструкций не соответствуют современным нормативам. Их теплопроводность высока и при ремонте нужно предусматривать дополнительную теплозащиту.

Время показало, что облегченные стены значительно менее долговечны, чем в дореволюционных домах. Добавление закисленных шлаков привело к разрушению цементного камня в растворах и шлакобетонах. Их прочность в значительной степени уменьшилась. Во избежание нарушения пространственной жесткости коробки здания при ремонте необходимо сохранять междуэтажные связи — балки и прогоны перекрытий.

Кровли в домах настилали по деревянным несущим конструкциям с на-слонными стропилами. Покрытием служил стальной кровельный лист и волнистый или плоский шифер в виде плитки. В малых городах применяли и рулонные материалы, особенно в некапитальных строениях. Есть примеры плоских рулонных кровель по монолитным плитам, но их очень мало.



Рис. 3.17. Типовые секции первого поколения типизации в СССР:
а — в доме постройки 1939 г. с трехкомнатными квартирами; б — постройки 1940 г. с трех- и четырехкомнатными квартирами

Междуэтажные перекрытия, как правило, металлодеревянные. Для прогонов применена прокатная сталь, а между ними уложены балки и настилы из дерева. В целях экономии металла и использования коротышей проката, не используемых в промышленном строительстве, пролеты часто сокращали за счет устройства повернутых внутрь здания поперечных пилонов или пилястр.

Существуют и целиком деревянные перекрытия. Их прогоны делали из окантованного круглого леса. Характерно и применение балок из обрезной доски. Ими перекрывали пролеты до 4 м. По прошествии времени в этих балках выявился такой дефект как недостаточная жесткость. Однако прогиб затух за счет перераспределения части нагрузки на перегородки. Поэтому их перестановка возможна только после тщательного обследования конструкций и поверочных расчетов.

Железобетонные перекрытия в жилищном строительстве 20—30-х годов применяли редко и только в санитарных узлах. Жилых зданий с такими междуэтажными перекрытиями целиком на этаж очень мало. Чаще ими перекрывали подвальные этажи.

Здания социально-бытового назначения, входящие в инфраструктуру застройки, иногда имеют монолитные перекрытия на весь этаж. Однако большей частью их выполняли на отдельных, наиболее ответственных участках, где требуется повышенная пожаробезопасность или влагоустойчивость.

Анализом архитектурно-планировочных и конструктивных решений установлено следующее. Во-первых, существующая планировка квартир требует хотя бы частичной модернизации с введением ванных комнат и кухонь увеличенных размеров. Во-вторых, есть возможность сохранять существующие перекрытия, если не полностью, то частично, в местах, не подвергнувшихся гниению из-за увлажнения и не потерявших несущую способность.

Эти выводы не распространяются на относительно небольшое количество зданий индивидуального строительства конца 30-х — начала 40-х годов, многие из которых были законсервированы на время Отечественной войны. Их возводили на престижных улицах городов, как символ советской архитектуры. В некоторых секции оборудованы развитыми лестнично-лифтовыми узлами с холлами и одним —двумя лифтами. Габариты этих секций не соответствуют принятым в то время правилам. Так, из приведенных на рис. 3.18 планов следует, что они усложнены. В одной из них лестничная клетка не освещена дневным светом, марши лестницы развернуты и проложены вдоль одной из стен.

Квартиры даже по современным маркам весьма комфортабельны и модернизации не подлежат. Разве что для эксклюзивного жилья можно объединить общую комнату с кухней. Превратить ее в кухню-нишу, установив электроочаг. Такое решение не противоречит конструктивно-планировочной схеме дома с несущими продольными внутренними стенами.



Рис. 3.18. Секции индивидуального строительства конца JU-x — середины 40-х гг.:
а —семиквартирная размером 32,5 х 16 м в доме башенного типа; б— то же, пятиквартирная рядовая размером в плане 31,4 х 13 м

В зданиях постройки 1945—1955 годов продолжали развивать идею строительства по типовым проектам. Сохраняли традицию использования простых конфигураций планов: рядовых, Г-об-разных и открытых. Это способствовало типизации. В застройке появились дома, построенные и по точечным схемам с окнами по всем четырем фасадам (рис. 3.19, а). Строго соблюдаются гигиенические требования. Обеспечена ориентация зданий на местности, соблюдаются нормативы инсоляционных режимов. Вошло в практику деление домов на меридиональные и широтные. В последних квартиры проектировали со сквозным проветриванием, т. е. с окнами на две стороны горизонта.

В архитектурно-планировочныхрешенияхчаще всего применяли двухпролет-ные схемы, но в застройке еще использовали трехпролетные и многопролетные с поперечными вертикальными несущими конструкциями. Широко внедряется модульная система проектирования — эта основа сборности. Унифицируются продольные и поперечные планировочные шаги.

В это время признана оптимальной ширина корпуса, близкая к 12 м. Было установлено, что с точки зрения эффективности затрат на строительство такая ширина несет наибольшие выгоды в расходе материалов для стен и перекрытий. Поэтому подавляющее большинство домов имеют ширину от 11 до 13 м.
Квартиры в основном предусматривали двух—четырехкомнатными. Их структура была обеспечена всеми видами подсобных помещений. Раздельные санитарные узлы с ванными комнатами и кухни более 7 м2 стали стандартом. Размеры этих элементов пытались унифицировать.

Конструкции наружных ограждений зданий выполняли из кирпича, как наиболее распространенного в стране изделия. В опорной застройке практически исчезли стены из шлакоблоков и разные решения с облегченными вкладышами.

В качестве внутренних опор все чаще используют железобетонные колонны, сначала монолитные, а потом и сборные. Это вызвало необходимость унифицировать высоту этажей.

От стандартизации и заводского изготовления таких частей зданий, как окна и двери, перемычки и карнизные плиты, переходят к сборным элементам перекрытий. Их массу последовательно увеличивают.

С вооружением строителей подъемно-транспортными машинами новых поколений все реже применяют мелкоразмерные ребристые сборные плиты из железобетона. Заводы стали выпускать многопустотные плиты-настилы, которыми можно перекрыть более 7 м2 площади помещения. Налаживают и производство железобетонных прогонов. Их применение позволило резко сократить расход дефицитной в то время прокатной стали, с одновременным увеличением пролетов до 6 м.

Таким образом, подготавливалась база для полносборного строительства. Однако до 1954 г. не были отобраны эффективные сборные детали для стен. Строители пытались их укрупнять, изготавливая на заводах в специальных формах крупноразмерные кирпичные блоки. Потом кирпич заменили блоки из облегченных бетонов: вспененного или с пористым наполнителем вместо обычного щебня. Приступили и к изготовлению панелей различной длины. После этих достижений перешли к полносборному домостроению.



Рис. 3.20. Типовая секция в доме первых поколений полносборного домостроения (блочный вариант) с распределительными холлами-«карманами» на поэтажных площадках

Здания 1956—1965 годов причисляют к первому поколению такого домостроения с перенесением основных процессов на заводы и превращением строительной площадки в монтажную. Этот процесс совпал с изменением идеологии заселения домов. Было принято решение здания строить, исходя из выделения каждой семье отдельной квартиры.

Такая идеология была ограничена условием сокращения до минимума разницы в затратах на поквартирное и традиционное для советской власти покомнатное заселение. Для достижения поставленной цели при минимуме затрат сознательно сократили комфортные требования.

Конфигурацию домов упростили, ограничившись только рядовыми планами. Соблюдая гигиенические требования на пределе, уменьшили высоту этажа до 2,5 м в свету. В большинстве случаев отказались от квартир с окнами на две стороны горизонта.

В архитектурно-планировочную систему заложили двухпролетные решения с шириной корпуса 12 м. Экономя на лифтах, высоту зданий ограничили пятью этажами. В некоторых зданиях, особенно многоэтажных, в которых необходимы лифты, стали располагать секции с распределительными холлами-«карманами» при этажных площадках (рис. 3.20). Это позволило обеспечить расположение большого количества квартир, приходящихся на один путь эвакуации, объединяющий лестницу и лифт.

Малокомнатные квартиры предусматривали во всех зданиях. Создавали одно-, двух- и как максимум трехкомнатные. В целях экономии комфортные требования к ним сознательно сократили. Уменьшены размеры подсобных помещений: прихожих, кухонь и санитарных узлов. Уборную совместили с ванной. Стали выпускать укороченные до 1,5 и даже сидячие ванные чаши. Ликвидировали коридоры-проходы в кухни. Площади последних уменьшили до 5,5—6 м2. В результате целые жилые массивы были застроены неполноценными с современных позиций домами.

В конструктивных решениях использовали материалосберегающие части зданий, что должно было уменьшить затраты на строительство. Как выяснилось в период эксплуатации, они обладают малой долговечностью, недостаточными звуко- и теплозащитными свойстами. Это привело к увеличению эксплуатационных расходов и возникновению другой проблемы.

Сроки эксплуатации этих зданий неоправданно быстро приблизились к критическим, когда необходим капитальный ремонт и даже снос. Многие из домов достигли предела долговечности и дальнейшая эксплуатация становится технически невозможна и даже опасна из-за повсеместных отказов конструкций и инженерного оборудования.

Здания постройки 1966—1975 годов характерны как новый этап в градостроительстве. Проекты полносборного домостроения подверглись корректировке. Расширили номенклатуру сборных домов.

В микрорайонах стали строить здания новой конфигурации в плане, большой протяженности и дома-башни. Появились угловые дома, создаваемые путем стыковки двух рядовых под определенным углом. Частично увеличили этажность, что позволило разнообразить застройку, введя в нее 9-этажные здания.

В архитектурно-планировочную структуру зданий внесли изменения. Многоэтажные стали оборудовать лифтами и мусоропроводами, устанавливаемыми на лестничных клетках. Еще чаще стали применять распределительные холлы у поэтажных площадок.

Улучшили планировку квартир, ликвидировали проходы в кухни через жилые комнаты. В квартирах с количеством комнат более одной стали применять раздельные санитарные узлы. В двухкомнатных квартирах запретили проходные комнаты.

В конструктивных решениях наружных ограждений стали преобладать многослойные стеновые панели. Этажи перекрывали настилами «на комнату». Опыт использования несущих перегородок расширили. Их устанавливали не только как опоры настилов, но и диафрагмы жесткости и связывали с наружными стеновыми панелями. Это позволило создавать многоячеистые коробки, обладающие пространственной жесткостью.

Такие конструктивные решения в перспективе создадут много проблем при модернизации с перепланировкой, когда подойдут сроки капитальных ремонтов описываемых зданий.

Здания 1976—1984 годов характерны как пример дальнейшего развития полносборного домостроения. Их архитектурно-планировочные решения незначительно отличаются от застройки предыдущего периода. Однако наблюдается повышение этажности до 16 этажей и более. Усложняется конфигурация в плане, но незначительно. Улучшается планировка квартир, хотя их комнат-ность остается в пределах до трех.

Более поздние здания построены по «Единым каталогам унифицированных строительных изделий», которые легли в основу архитектурно-планировочных решений. Эти документы дополняют «Территориальные каталоги» для строительства в разных регионах. Так, для Москвы такой каталог был выпущен в 1986 г.

Отличительной особенностью возведенных по ним зданий является усложнение конфигурации планов. На рис. 3.21 показаны планы секций двух типов домов, которые могут достигать высоты 17 этажей. Как видно из приведенного рисунка, квартиры достаточно комфортны для муниципального жилья и в обозримом будущем не потребуют модернизации. Тем более что сейчас пересматриваются ограждающие конструкции с позиций увеличения их теплозащитных свойств.



Рис. 3.22. Секции в башенных домах современного эксклюзивного жилья:
а — с жестко закрепленными перегородками; б — вариант планировки квартир, продаваемых без перегородок

В начале 90-х годов начали строить элитное жилье. В современных домах для богатых квартиры многокомнатны и имеют площадь до 105—180 м2, т. е. более чем в два раза превышающую нормы муниципального жилья. В их структуру включены такие необычные для жилого фонда предшествующих лет помещения, как зимние сады, два-три санитарных узла, кухни-столовые площадью 20—25 м2.

Подсобная площадь составляет половину общей. Планировочный коэффициент К{ низкий. План односекционного дома башенного типа с описываемыми квартирами показан на рис. 3.22, а.

В последнее время на рынке жилья появились дома, в которых во время строительства межкомнатные перегородки не поставлены. После продажи квартир предполагается их возводить по запросам собственника. Предлагается несколько вариантов, привязанных к стоякам санитарно-технического оборудования. Один из них для трех квартир, расположенных в башенном доме, приведен на рис. 3.22, б.



Похожие статьи:
Передвижка и подъем зданий

Навигация:
ГлавнаяВсе категории → Реконструкция застройки

Статьи по теме:





Главная → Справочник → Статьи → БлогФорум