Навигация:
ГлавнаяВсе категории → Образ города

Нежелательное будущее


Нежелательное будущее

Стремясь приоткрыть будущее, мы вовсе не должны стремиться держать его широко открытым, способным превратиться в нечто совершенно иное, хотя и представимое. Это не только было бы немыслимо дорого и теоретически трудно осуществимо — психологический стресс от столь неопределенного будущего был бы невыносим для многих, если не большинства... Наша цель более скромна: во-первых, обеспечить выживание (сохранение жизни, преемственность) в приемлемых условиях; во-вторых, сохранить несколько ясных и желанных альтернатив в качестве открытого впереди выбора. Никто не в-состоянии осуществить выбор среди бесчисленных возможностей, немногие могут работать с большим числом возможностей. Люди просто прочно привязываются к определенному стилю жизни и со страстным убеждением отстаивают все формы связанного с ним поведения. Принимая тем самым одно генеральное решение, они оказываются в состоянии избежать пугающего множества вариантов в меньших вещах. Естественно, что мы предпочитаем свести возможность выбора к нескольким существенным альтернативам, каждая из которых обладает ясностью привлекающих сторон Именно это заставляет нас осмысливать действительное содержание относительной привлекательности, т.е. определять, в каком направлении движущимся хотели бы мы видеть будущее, не будучи в сос-стоянии ни предсказывать, ни контролировать темп перемен, не зная деталей и пе завися от какого-то неотвратимого конечного срока. В общих словах, мы представляем как желательное все то, что ведет к развитию человека, открытое, справедливое, воодушевленное и т п.

Поскольку неопределенность, необходимость выбора среди многообразия — вещи беспокоящие, определенность будущего иногда навязывается произвольно. Это делают через оглашение или законодательным путем, и само окружение может быть стабилизирующим Так, новая транзитная линия привязывается к центру поселения, а новый парк «навсегда естествен» и т. п. Такие решения относительно окружения сознательно закрывают будущее вместо того, чтобы открывать его. Замкнутость может оказываться желательной, когда возникает задача сохранить ограниченные ресурсы, илп устранить угрозу, или внести неопределенность и множественность к представимому объему, или, наконец, — парадоксально, но сохранить возможность выбора (сохраняя, например, некоторую степень разнообразия окружения). В самом деле, когда мы достигнем стабильности населения и соответственно стабильного распределения возрастных групп, мы сможем воспринять соответствующее изменение психологического климата. Несомненно, что в этом случае новизна будет акцентироваться в меньшей степени, чем преемственность и стабильность ожиданий.

Однако у будущего много сюрпризов, и попытки отлить его в четкие формы могут приводить к пугающим деформациям: транзитная трасса может оказаться ненужной и заброшенной, а парк может стать опорной базой преступного синдиката. В связи с этим наша ответственность перед будущим состоит не в том, чтобы навязывать ему готовые формы, а в том, чтобы заботиться о нем, сохраняя ре-, сурсьг, удерживая возможности развития открытыми и культивируя способность реагировать на изменения в настоящем.

Это действия, поддающиеся этической и эстетической материализации, что может превращать их в нечто, приносящее удовлетворение и сейчас. В совокупности их следовало бы назвать «сохранением будущего» по аналогии с подобными действиями в настоящем, называемыми «сохранением прошлого». Как сохранение наследия предполагает избавление от неприемлемого прошлого, таи и .сохранение будущего нуждается в избавлении от нежелательного будущего — запутанности выбора, событий, выходящих из-под контроля современными формами деятельности, бессмысленных возможностей, бесчеловечности. Получать удовлетворение от перемен, а не только пассивно переживать их следует еще научиться, т.е. научиться созданию и отбору среди разветвлений будущего. Уже молодых следует обучить представлять будущее как возможность: анализировать прогнозы, писать повести или делать фильмы о будущей жизни, писать свои будущие автобиографии — все это обогащение настоящего. Мир не начал меняться вдруг — он менялся всегда и, вполне возможно, не медленнее, чем сейчас. Однако меняется наше отношение к переменам: мы учимся видеть мир как процесс и по возможности принимать его именно как процесс. Мы видим также немало опасных сдвигов впереди: перемены внутри общества, в семье, в создании человека и его теле, в живом и неживом мире вокруг. У всего есть будущее в том смысле, что грядущие события неотвратимо выстраиваются в цепь, поэтому терять можно другое — целостный мысленный образ, охватывающий возможные события и связывающий их с настоящим. Такая потеря была бы чрезвычайно мучительной, ибо она означала бы потерю самих себя.

Должно произойти немало политических и социальных перемен, прежде чем удастся построить образ будущего. Его не построишь из проповедей и увещеваний, но окружение может сыграть в этом строительном процессе не последнюю роль. В самом деле, изменения в настоящем можно сделать понятными; изменения в прошлом можно объяснить (вместо идиллического «однажды давным-давно»); связь с ближайшим будущим можно показать; и сохранение, и приспособляемость можно превратить во внутренние императивы, при-н вящие удовлетворение в настоящем; эксперименты и «музеи будущего» способны расширить диапазон будущих возможностей. Иными словами, пространственное и временное окружение можно использовать для формирования отношения к будущему, тогда как само это отношение служит шифром к формуле изменения мира.



Похожие статьи:
Создание общественных укрытий

Навигация:
ГлавнаяВсе категории → Образ города

Статьи по теме:





Главная → Справочник → Статьи → БлогФорум