Навигация:
ГлавнаяВсе категории → Образ города

Присутствие прошлого


Присутствие прошлого

Во всем мире, и прежде всего в экономически развитых странах, фрагменты устаревшего предметного окружения любовно сохраняются или реставрируются; они — реликвии прошедшего времени. Это обходится весьма дорого не только потому, что требует прямой затраты значительных сумм, но и в связи с тем, что сохранение фрагментов создает огромные трудности для нового строительства. Так, при строительстве новой библиотеки педагогический факультет Гарварда был вынужден затратить полмиллиона долларов только для того, чтобы передвинуть на сотню метров пару маленьких старинных домов.

Поскольку разные группы весьма по-разному пенят памятники прошлого, вокруг вопроса о спасении здания или группы зданий всегда разыгрываются яростные баталии. Из-за массивности и неподвижности архитектурных объектов и в связи с силой привязанности, которую они вызывают, их сохранение весьма затруднительно. Однако по мере роста благосостояния общества и ускорения перемен в окружении возражения против утраты исторического окружения становятся сегодня все более решительными.

Охрана окружения — во всяком случае в качестве широкой и связной концепции — достаточно новое явление. Средневековые строители сносили старое здание без всяких угрызений совести, несмотря на то что в их время «исторических» сооружений было куда меньше, чем сейчас. В описях Тюдоровского времени движимое и недвижимое имущество с пометкой «старое» помещалось всегда в самом низу списка, что подчеркивало его малую ценность. Сама идея сохранения впервые появилась в Западной Европе около 1500 г., примяв форму эзотеричного увлечения древними сооружениями, столь сильного, что оно приводило к возведению искусственных руин. К XVIII в. пристрастие к архитектуре прошлого превратилось в общеобязательную моду для высших классов, а к XIX в. оно стало непременной частью интеллектуального багажа любого путешествующего из средних сословий. В том же столетии сначала в США и чуть позднее в Европе возникают организованные движения в защиту памятников истории для общественной пользы.

В Соединенных Штатах первые усилия такого типа были вызваны желанием сохранить конкретные сооружения, в первую очередь дома, связанные с героями национальной истории. Национальная солидарность, национальная гордость служили главным мотивом сохранения. Обращение к истории во имя достижения единства перед общими задачами в моменты тревог и раскола — общая тенденция, ее наиболее недавним выражением стал воинствующий интерес к истории черного населения Америки.

Несколько позже возникновения патриотических сюжетов тенденция смешалась с восторгом перед руинами в рамках традиции романтизма, и тогда реставрация и реконструкция стали ведущим принципом всего движения. Связь с установленным историческим фактом и качества сохранившегося здания и сегодня остаются главным критерием принятия решения об охране сооружения. Чисто научные мотивы археологов и коммерческие аргументы туристского эффекта в будущем добавились еще позже. Пожалуй, позднее всего, по крайней мере в США, значительная часть населения ощутила, что сохранение само по себе имеет моральное значение и что окружение, наполненное следами прошлого, рождает места, в которых просто приятнее жить. Патриотические соображения и литературная традиция особо выделили некоторые классические периоды, следы которых рассматриваются как заслуживающие сохранения в первую очередь. Это позднее колониальное время и годы революции в Новой Англии, краткий эпизод проникновения пионеров в леса внутренних зон страны, дни «старого доброго Юга», период разведки и освоения скотоводами Великих Равнин (минувший столь быстро), шахтерская эпоха в горах Запада, время испанских колоний на юго-западе и, разумеется, неопределенное прошлое рассеянных по континенту «не знающих времени» индейцев. Все это естественно, так как охрана памятников есть и по сей день дело прежде всего среднего и высшего классов, и потому история, заключенная в музеи, выбирается и интерпретируется теми, кто дает деньги.

Богатое историческими памятниками окружение формируется обычно по следующей схеме. Некогда процветавшие города испытали внезапный экономический упадок и долго пребывали в состоянии застоя, однако оставались населены и по крайней мере частично поддерживались в порядке. Многие из очаровательных сегодня городков и ферм Новой Англии были весьма состоятельны в начале XIX в., но к концу века они превратились в источник национальной экспансии на Запад. За периодом упадка должен следовать период обогащения (за счет собственных ресурсов или средств приезжих извне), который позволил бы выдержать расходы по охране наследия.

Та же схема просматривается не только в городках и фермерских районах, переживших упадок и новый подъем, но и в центральных частях больших городов — эти части города переживали застой в то время, как урбанизированный район в целом продолжал развиваться. Бэк Бей в Бостоне — один из характерных примеров. Естественное старение разрушительно для необжитого окружения, однако активное развитие среды в последовательной смене поколений действует гораздо интенсивнее, и поскольку все сохраняемое оказывается самым дорогим, самым внушительным или наиболее характерным символом для одного из классических периодов, то оно, как правило, весьма ограничено в размерах. Оно представляет непрерывность времени сугубо спазматическим образом, рывками и, поскольку составлено зданиями, которые процветающие классы возводили во времена своего процветания (недолгие, как правило, времена), дает совершенно искаженный образ прошлого. Памятники, вернее — останки такого рода, способствуют усилению ошибочного взгляда на историю, согласно которому она есть серия ярких достижений, разделенных долгими и пустыми паузами.



Похожие статьи:
Создание общественных укрытий

Навигация:
ГлавнаяВсе категории → Образ города

Статьи по теме:





Главная → Справочник → Статьи → БлогФорум