Навигация:
ГлавнаяВсе категории → Образ города

Пространственное окружение как знак будущего


Пространственное окружение как знак будущего

Пространственное окружение вовсе не должно быть непременно подчинено планам устрашающе отдаленного будущего. Гораздо рациональнее контролировать настоящее, действовать для ближайшего будущего и держать далекое будущее открытым, исследуя возможности и поддерживая способность реагировать на пере-м. ны. Среда может служить учебным пособием для поддержания подобного умонастроения, системой «ключей» к расширенному образу будущего. Сама среда способна частично компенсировать асимметричность материала, из которого творятся образы прошлого и будущего.

Мы, например, уже в состоянии ясным и открытым образом сообщать о будущих событиях, которые уже предсказуемы или контролируются. Многие изменения окружения уже происходят, но еще невидимы, хотя уже четко детерминированы и почти необратимы. Так, новая дорога может уже быть проложена на карте; и вот-вот начнется процесс возведения сооружения; выбрано место под будущий парк. Если бы эти проекты были оглашены в том самом окружении, где они станут реальностью, у людей возникло бы более ясное чувство ближайшего будущего, которое в противном случае обрушивается на них пугающе непредсказуемым. Если же мы предпочтем отклонение или изменение предстоящих событий, их предвидение дает нам шанс приготовиться к оппозиции. Образная символизация перемен непосредственно на месте — наиболее эффективный путь сообщения о них. Здесь уже упоминалось о возможности создания временной модели города.

Желательно, конечно, избежать ошибок прямо противоположного свойства: заявить как безусловный факт нечто, остающееся лишь благим пожеланием: «На этом участке будет сооружено...» — утверждает доска, заросшая травой. «Вкладывание средств в угледобычу — гарантированное будущее», — гласит ободранный щит перед заброшенной шахтой в южном Ланкашире. На невыполненных обещаниях и пожеланиях, предъявленных в виде свершенного факта, вырастают лишь недоверие и пессимизм, поэтому объявления должны быть адресованы результатам ближайшего будущего, опирающимся на принятые решения и способность их выполнить, либо же в их характере по крайней мере должно прослеживаться различение между желанием и решением.

Но надежда всегда была двигателем общественного действия. Если ожидания всегда были бы скромными и достоверными, неоткуда было бы взяться стимулу созидать что-то крупное: если вообще не обещать, совместное действие, рассчитанное на достижение результата, вообще оказалось бы невозможным. Ничего не обещать — это всего лишь безопасно, не более. Те, кто планируют далеко вперед, или те, кто выступают движителями революций, сознательно пробуждают надежды, выполнить которые нелегко. При этом они рассчитывают на то, что угроза срыва или неудачи, возникающая тогда, когда уже множество людей глубоко заинтересованы в успехе, пробудит героические усилия, необходимые для достижения успеха. Это всегда рискованно, и оценка всех «за» и «против» требует высокой ответственности: правильная оценка включает надежды и ожидания, достижение которых в настоящий момент оказывается за пределами возможного, однако они выражают реалистическое взвешивание вероятности, которое должно быть открыто признано в случае ошибки в расчетах.

Общий процесс изменений тоже может отпечатываться на окружении. Мы в состоянии определить вероятную границу разрастания пригородов в ближайшем будущем, показать вероятную в будущем степень загрязненности среды или нагрузки транспортной сети. Долговременные прогнозы такого типа чрезвычайно ненадежны, однако их подготовка на ближайшее будущее не вызывает особых затруднений. При этом все оценки и расчеты, связанные с неизбежным ростом города, должны быть общественной собственностью: любое место следует рассматривать в прямой связи не только с его недавним прошлым, но и с близким будущим. Необходимо добиться, того, чтобы каждое место воспринималось как развивающееся, отягощенное прогнозами и целевыми установками.

Сложные, рассчитанные на долгую перспективу действия должны планироваться таким образом, чтобы каждая последующая стадия зримо, наглядно вела к следующей за ней; таковы, скажем, развитие в постоянном направлении или дополнение пространств енных модулей, которое благодаря упорядоченности процесса оказывается легко представимым. Эрик Свенсон, изучая реакцию жителей на реконструкцию Бостона, установил, что те изменения, которые в процессе осуществления получают образно конкретную, вразумительную форму, принимаются с меньшей растерянностью и неприязнью, чем те, которые трудно понять. При этом эффект сохраняется и в тех ситуациях, когда изменения первого рода более стремительны и более разрушительны для окружения, чем вторые.

Тот факт, что сообщение о будущем должно носить характер диалога между всеми, кто делает на него ставку, существенно усложняет предпосылки такого сообщения. Все пользователи должны иметь возможность выразить свои намерения и ожидания относительно судьбы данного места. Здесь будут и контрпланы, и чрезвычайно зауженные трактовки: жители могут выразить свои надежды на образ жизни в новом районе или указать, где, с их точки зрения, должна пройти дорога, а транзитные пассажиры — указать места для будущих остановок. Техника организации подобного диалога фактически еще совсем не разработана, и он легко может превратиться в полное замешательство, перерасти в апатию или, напротив, в открытую баталию. Могут выявиться конфликтные позиции, что всегда мало приятно, и все же конфликт лучше, чем скрытое недовольство.

Все, что находится за пределами ближайшего будущего, очень неопределенно. Отсюда неуверенность наших прогнозов, сомнения относительно выбора или открытые конфликты. Будет ли это расти тем или иным путем? Строить эту или ту школу? Местные жители могут хотеть построить дорогу в одном месте, а администрация штата — в другом. Невозможно проиллюстрировать все возможности изменений, заключенные в окружении. И все же мы должны в дополнение к безусловным переменам ближайшего будущего сообщить через ландшафт как таковой главные альтернативы для будущего средней удаленности, следствия, скрытые в наших намерениях относительно окружения. Как иначе мог бы гражданин принять участие в решении вопросов, которые непосредственно его касаются, научиться создавать реалистический образ будущего?

Сообщение о будущем общей для всех среды требует большего, чем раздача всем по карандашу или уговаривание тех, от кого зависят перемены, быть искренними. Информацию о будущем нужно активно выискивать, упорядочивать и представлять на рассмотрение. Нам необходимо создать агентства, которые подобно газетам были бы заинтересованы в передаче информации и в наличии клиентуры, которая требует информации и поддерживает ее. Поскольку лишь немногие крупномасштабные альтернативы для будущего могут быть очевидным образом представлены на месте, необходимо еще принять решения относительно выбора: что считать ключевым, какие альтернативы наиболее вероятны. Отбор сообщений есть политический акт, и потому естественно, что любые четко очерченные альтернативы окажутся под контролем основных заинтересованных сил общества. Но этот контроль ни в коем случае не может препятствовать людям выражать их собственные мелкомасштабные надежды и представления: в каком окружении лучше жить их детям, к какому типу школы они стремятся, как перестроить церковь и т. п. Подобно отметинам персональной истории, это и означает очеловечивание ландшафта.



Похожие статьи:
Создание общественных укрытий

Навигация:
ГлавнаяВсе категории → Образ города

Статьи по теме:





Главная → Справочник → Статьи → БлогФорум