Навигация:
ГлавнаяВсе категории → Проектирование клубов

Развитие типов клуба


Развитие типов клуба

У нас на руках исходная типологическая модель клуба:

Эта модель дает образец, которому должны следовать все построения типов клуба. Материалом таких построений нами принята триада: пространство — субъект деятельности — организация (возможны и другие системы понятий, проясняющие клуб, лишь бы они укладывались в его базовую модель).

Можно сказать, что базовая модель клуба сама является доминантой (формой) типа, введенная нами триада (пространство — субъект — организация) — посылкой (материалом), а способ их взаимодействия, который мы будем ниже излагать, — латентной предпосылкой. Этот супертип — методологическая рефлексия клуба. Первой методологической предпосылкой, первым способом типообразования является сама структура идеальной модели, представленная триадой доминанты — посылки — предпосылки. Здесь осуществляется типологический синтез разнородных знаний.

Вторая предпосылка типообразования задается принципом наложения дополнительной, интерпретирующей клуб системы понятий на структуру идеальной модели. Порядок этой структуры определяется диспозицией ее мест, но наполнение этих мест — из состава триады пространство — субъект Деятельности — организация, или других интерпретирующих клуб понятий, может быть различным. Эта триада как бы вращается", накладываясь на неподвижную структуру базовой модели.

Рассмотрим эти повороты более подробно, опираясь на исторические прецеденты.

Если рассматривать наглядные формы клубности, которые преобладали у нас в 70-е годы, то можно констатировать, что организационные структуры клуба (состав программ, способы управления, отчетность и т.д.) играют роль доминанты этого типа. Организация и управление здесь приняли четкие, централизованные формы и взяли на себя представительскую роль. Социальный субъект, клубный посетитель, наоборот, в массе своей не является оформленным и активным началом массового клуба 70-х годов. Его множественные интересы и потребности не находят воплощения в стандартах доминирующей клубной организации. Пространственные решения, морфология клуба играют здесь вообще второстепенную, скрытую роль; хотя фонд сооружений зачастую неполноценен, не они определяют здесь судьбу клуба. Так, оживленная деятельность возможна и в приспособленных зданиях, и наоборот, некоторые новые дворцы культуры пустуют, их залы— под замком и т.д. Это, конечно, обобщенная картина: влияние пространства клуба на его работу перед лицом жестких оргформ и "рыхлого социального тела" потребительских интересов оказывается лишь средством оформления клубного института. Новое строительство подчас не способно оживить клубную жизнь.

Это типологическое состояние клуба описывается в схеме:

Организационные формы клуба здесь отчетливо представлены в оппозиции их сохраняющих (консервативных, рутинных) и изменяющих (волюнтаристских, компанейских) структур. Можно даже сказать, что в той мере, в какой организационные формы клуба тех лет тяготели к стабилизации и консерватизму и боялись инноваций, вся эта сфера вообще теряла свойства клуба. Она превращалась (и превратилась в конце концов) в ординарное учреждение с функциями обслуживания — распределения дефицитных культурных благ. Способом такой организации было упорядочение клубных пространств: в макромасштабе это -- организация сети с административной привязкой к территории или ведомству, в микромасштабе - нормативная регламентация и организация пространств здания (зал, кружки), обязательно привязанных к заданным формам деятельности.

Типологическим материалом организационной деятельности здесь являлась масса обслуживаемого населения, и более конкретно — посетители клуба. Консервативным формам управления неизбежно должны были отвечать внешне опреде ленные, формализованные клубные коллективы. Но именно клубный субъект оказался причиной дискредитации такой системы. Как в составе коллективов посетителей, так и главным образом вне официальных клубных пространств, формировалась оппозиция внешней определенности клубного субъекта — неформальные, внутренне определенные клубные группы.

Специально отмечается, что кризисное состояние этого официального типа клубных взаимодействий определяется не самой данной структурой, а тем, что такой тип буквально воспроизводит и внеклубную общественно-хозяйственную структуру общества с ее доминантой застывших и рутинных организационных форм. Вместе с тем для отправления своей социальной функции клуб должен на один такт обгонять вне-клубное состояние общества и готовить переход к новым общественным формам. Альтернативный официальному тип клуба, имеющий другие акценты, уже существовал в 60-70-е годы латентно.

Из типологической схемы вытекает, что этот следующий и необходимый на сегодня такт, поворот типологических характеристик клуба, таков:

Иными словами, клубный субъект и способы его самодеятельности должны выйти в положение отчетливой и выраженной доминанты клуба. Организационные формы клуба должны опуститься в латентную, скрытую фазу, потерять представительский статус, превратиться в посредника. Клубное пространство, наоборот, должно выйти на общественную аренду в качестве активной посылки и материала для консолидации клубных субъектов и групп. Пространственные решения должны стать множественны и разнообразны. Таков "завтрашний" (ближайший) этап типологии клуба — закономерный поворот типа.

Здесь субъект клуба представлен в своей оппозиции изменения — сохранения культурных ценностей и образцов, а клубное пространство есть материал его выражения. Внешнее, открытое неоформленное пространство представляет поисковый клуб, внутреннее, замкнутое пространство — традиционный клуб. Вклад в решение "своего" пространства отличает это состояние клуба.

Здесь можно представить и "вчерашний" этап — состояние клуба 20-50-х годов.

Содержательная интерпретация подтверждает, по-видимо-му, правильность этой схемы. Действительно, посетитель первых клубов 20-х годов представлялся массой с невыраженными и неоформленными клубными интересами. Дискуссии тех лет шли именно вокруг вопроса о том, кто этот субъект и что нужно предпринимать для привлечения его в клуб. Это исходное и исторически закономерное состояние породило представление о "массе" и культуртрегерские установки на ее вовлечение, обучение, воспитание и т.д.

Организационные формы первых советских клубов были исключительно разнообразны, неоднородны и дискуссионны. Различались внешние, формализованные и внутренние, неформальные способы организации клуба — материал, оформлявшийся и обретавший определенность именно в пространственных решениях — традиционных и поисковых. Архитектура тех лет, особенно в 30-е годы, в целом обрела представительский статус, понималась как символ нового общественного устройства, и предпосылкой такого ее статуса, в частности в отношении клуба, было мировосприятие клубного субъекта тех лет. Формы клубного пространства, первые Дворцы труда, профсоюзные клубы, сельские избы-читальни и т.п., введенные в эксплуатацию в 20--30-Х годах, являли собой бесспорную доминанту всей клубной сферы. Они давали отчетливую и ясную картину клуба, представительствовали в демонстрации его будущего и породили, в конце концов, представление о парадном, светлом пространстве в его идеальных формах светоча социалистической культуры. Такие представления о парадных формах клуба существуют и сегодня.

Отвлекаясь от исторических параллелей, обсудим содержание трех "поворотов" типологической конструкции клуба.

Первый поворот определяет клуб-учреждение. Здесь организационные рамки (доминанта типа) формируют и диктуют субъекта клубной деятельности, задают его способы деятельности, используют субъекта клуба как материал, фактически игнорируя его собственные свойства и стремления, его разделение на мир внешних социокультурных норм и мир внутренних личностных установок, "чужих" и "своих" культурных ценностей. Помимо регламентирующих инструкций, которые в рамках этого типа готовы то консервировать старые и отжившие формы социума, то волюнтаристски изменять их, скрытым способом деятельности клуба-учреждения является задание структуры зданий и клубной сети. Преобладает единообразие и централизованное внедрение проектных решений, включая типовое проектирование.

Второй поворот типа определяет клуб-институт. Спонтанная самоорганизация субъектов, активность сохранения — изменения обращена, в первую очередь, на структуру клубных пространств. Всякая самоорганизующая клубная группа требует своих пространственных условий, своего локуса в его значениях внешнего — внутреннего, "своего" — "чужого". Отсюда необходимое разнообразие клубных пространств и их роль материала клубной деятельности. Вклад в "свое" пространство определяет меру клубности. Предпосылкой, скрытым способом осуществления клуба-института является свободный перебор организационных средств -- идеальных и материальных, но организация отнюдь не доминирует в этом типе.

Третий поворот определяет нам клуб-сооружение. Доминанта клубного пространства сама диктует специфику организационных форм клуба. Пространственное решение теперь специфицирует и представляет организационную структуру клуба: открытое объединение, закрытый клуб, специализированный студийный клуб и т.п. оформляются согласно их пространственным формам: площадь — для дискуссий, гостиная -- для ритуальных встреч и т.д. Предпосылкой и скрытым движителем типа клуба-сооружения оказывается сам субъект клубной деятельности. Согласно трем таким поворотам, намечаются три стадии существования каждого типа клуба, образующие замкнутый цикл:

(в идеальной — вещественной деятельности; Это полная развертка архитектурного типа клуба. Каждая стадия клуба выдвигает свою доминирующую характеристику. Пройдя все три стадии, клуб исчерпывает свой Ресурс, завершает свою "мини-историю". Его дальнейшая судьба обсуждается ниже.

Необходимо указать на еще одну особенность клуба. Он не только альтернативен внешним (внеклубным) структурам по линии их сохранения — изменения, не только предъявляет оппозиции мироустройства, скрытые в обыденной жизни, но и должен, осуществляя свою функцию, на одну стадию цикла обгонять все внеклубные структуры. Можно предположить, что типы внеклубной социокультурной действительности отличаются от типов клубов тем, что, во-первых, построены на однозначных (а не бинарных) категориальных единицах, и, во-вторых, в своем циклическом переозначении ("вращении") °ни демонстрируют доминанту организации, когда клуб У}ке вышел на стадию института, демонстрируют доминанту материально -- пространственных условий, когда клуб уже вышел на стадию доминанты организации и т.д. Так клуб исподволь готовит преобразование внеклубной действительности.

Все стадии жизнедеятельности клуба равно целесообразны в своей последовательности, если каждая стадия на один такт обгоняет внеклубную социокультурную реальность. Кризис официального массового клуба 70—80-х годов не в том, что он существовал как клуб-учреждение, а в том, что и внеклубная действительность жила тогда в фазе бюрократически-организационной доминанты. Клуб отстал, не выполнил свою культурную миссию, и только теперь ускоренно переходит в стадию клуба-института. Утвердившись в этой новой стадии, он начнет оперативно влиять на становление институциональных и демократических структур общества, и со временем тоже устареет.

И, наконец, третий принцип типообразования, обеспечивающий эволюцию клуба, состоит в последовательном включении оппонирующих характеристик его модели. Тип клуба оказывается не монолитным образованием. Он последовательно дифференцируется. Здесь формируются разные уровни типологической дифференциации, разные уровни разнообразия типов, и вся типология клуба предстает, в конце концов, как дерево типов. Направление дифференциации типов (от синкретичного "корня" к развлетвленной "кроне" типологии) это направление развития клуба.

На начальном, "нулевом" уровне развития (выше мы назвали его "предклубным" типом) сами оппозиции типологической доминанты еще недостаточно выражены и не отреф-| лексированы. Они включаются лишь в особо выделенных культурой Ситуациях праздничного досуга. Остальные элементы типа синкретичны.

На первом уровне дифференциации типа отчетливо дифференцирована именно доминанта (изменение — сохранение). Ее разделение дает нам два типа клуба: поисковый и традиционный. Этот уровень развития типологии мы условно назовем досуговым клубом.

Второй уровень типологии дополнительно подключает отчетливую бинарную систему посылки (внешнее — внутреннее), а доминанта, возможно, еще больше дифференцируется.] Вообще, структурная особенность доминанты типа состоит в том, что это самый дифференцированный и проясненный элемент модели. Посылка на один уровень отстает в своей дифференциации и т.д.

На этом втором уровне типологии активно взаимодействуют две пары оппозиции: внешнее — внутреннее (посылка) и изменение — сохранение (доминанта).

Их суперпозиция дает четыре основных типа клуба, которые мы условно назовем, согласно принятой терминологии, клубом общего профиля или профильным клубом.

Третий уровень дифференциации типов дополнительно подключает оппозицию предпосылки (идеальная сфера деятельности или сфера вещественных отношений). Налицо три пары противопоставленных свойств, пересечение которых дает восемь основных типов этого уровня дифференциации. Условно назовем их любительским клубом.

Условность данных названий очевидна. Содержание этих типов клубов может быть далее прояснено сменой их типологических фаз: сооружение — учреждение — институт.

Заметим, что существующие примеры клуба при всем их разнообразии оказываются типологически беднее уровня любительской дифференциации. Любительский уровень клуба — обозримое будущее нашей клубной типологии. Этому уровню, очевидно, должны отвечать соответствующие условия урбанизации и высокий культурный потенциал общества.

Третий уровень дифференциации — любительский тип клуба — исчерпывает возможности различения, заложенные в базовой модели. Напомним, что каждая типологическая ячейка клуба, представленная в ее пространственных, субъективно-деятельных и организационных формах, претерпевает внутреннюю историю "вращения" - смены своих доминант. Кроме того, возможен перенос акцентов и внутри поля типов каждого уровня.

доминанты, готовит почву для очередного типологического "взрыва" — перехода на следующий уровень дифференциации.

Развитие клуба идет в последовательности: "предклубный" тип — досуговый клуб — клуб общего профиля — любительский клуб. Разнообра зие типов клубов последовательно растет. Типологически это выражается подключением новых координат, раскрывающих существо клуба (на предыдущих стадиях клуба эти координаты — оппозиции пребывали в синкретичном свернутом состоянии).

Уровень любительского клуба оказывается последним согласно исходной модели клуба. Дополнительные системы понятий, позволяющие конкретизировать клубные типы (пространство — сбъект — организация или иные) являются материалом интерпретации базовой модели (таких интерпретаций множество), но увеличить типологический состав клуба и число уровней его дифференциации они не могут. Для этого нужно было бы формирование иной базовой модели клуба в иных координатах мироустройства.

После того, как типология клуба исторически достигает своего третьего уровня (любительской дифференциации), она должна вновь опуститься на первый, свернутый уровень досу-гового клуба и снова начинать восхождение.

Чтобы объяснить эти глобальные процессы, следует вспомнить, что клуб — не единственный тип досуга. В досуге присутствуют также два других базовых типа — зрелище и творчество. Взаимодействие этих трех базовых типов в составе "досуга как целого" может быть понято как последовательная перестановка доминант в этой триаде, составляющей супер-тип досуга.

Когда клуб оказывается предпосылкой такого супертипа, он предстает как досуговый тип (разделенный на два типа --поисковый и традиционный клуб). В позиции посылки супертипа досуга клуб предстает четырьмя типами общего профиля, в позиции доминанты он оказывается любительским клубом с восемью типологическими ячейками. Ясно, что и зрелищные, и творческие типы досуга последовтельно занимают эти же позиции и имеют соответствующие (разные) уровни дифференциации.

В свою очередь, объяснение этих общих типологических превращений супертипа досуга лежит в движении всей сферы образа жизни (труд — быт — досуг), в ее саморазвитии.



Рис. 1. Схема типологии клубов


При этом в каждой такой клеточке осуществляется синтез сущностей разной природы (что и обеспечивает ее соответствие бытию реального клуба), и одновременно используются все координаты, заданные идеальной моделью "клуба — как — целого". Типологическая модель клуба является системой, замкнутой своими исходными координатами, и одновременно системой, открытой для любых понятий и процессов, которые она готова интерпретировать, вовлекая их в типологический синтез согласно своей конструкции. Базовая модель обеспечивает координаты рассмотрения всех граней клуба. В этом — назначение типологического подхода.

Архитектура клуба, как показано выше, играет разную роль в типообразующих системах. Клуб-сооружение (архитектурный тип клуба) своими пространственными решениями диктует организационные формы клуба как свой материал. Именно в этой фазе пространственной доминанты архитектурные решения максимально отчетливы и прояснены. Здесь осуществляется целевой поиск новых образных и структурных решений, а также поиск и утверждение исторических прототипов, проверенных временем образцов. Это время дискуссий и профессиональных находок. Архитектура определяет судьбу клуба.

Клуб-институт делает пространственные решения материалом трансформаций и освоения для активного клубного субъекта — поискового и традиционного. Это время расширения и пересмотра самого ареала клуба: не только здание, не только парк, но и пространство двора, пересечение магистралей, площадь, склад, квартира и т.д. становятся местом действия клуба. Архитектура клуба претерпевает здесь период любительских вкладов и находок самодеятельного (не профессионального) архитектурного творчества.

Клуб-учреждение выводит архитектурное решение на уровень инструмента регулирования клубной жизни. Пространство лишается образного и структурного звучания клуба-соо-ружения и функциональной выразительности клуба-институ-та. Оно начинает отражать организационную упорядоченность клуба, приобретает санкционированные формы, отвечающие административной идее "культурного обслуживания". Архитектура получает репрезентативные значения. Наши крупные дворцы культуры, как, впрочем, и типовые сельские клубы, — тому пример.

Каждый следующий поворот типологии выводит архитектуру из предыдущего состояния.

В предыдущих главах книги имеется достаточно примеров, которые теперь могут быть интерпретированы согласно типологическому подходу к клубу. Можно не только объяснить, но и предсказать закономерные изменения клуба, направления его ближайшего развития. Это развитие, согласно правилам "вращения" и дифференциации типов, не может перескакивать через свои стадии и не может захватывать лишь часть типологических единиц каждого уровня. Управление клубными процессами и характер архитектурного вклада в развитие отрасли должно подчиняться естественному становлению клуба. Поскольку клуб не только в своей типологической структуре, но и во взаимодействии со всем своим контекстом демонстрирует синтез архитектурных, социокультурных и трудовых, хозяйственно-технологических факторов, постольку стадии развития клуба прямо зависят от общего уровня хозяйственного и культурного развития, возможно разного в разных регионах и поселениях.

В развитом культурно-экономическом регионе взаимодействуют все типы клубов, субординированные в большой системе.

В этой главе разговор о клубе мы вели на теоретическом уровне, избегая по возможности примеров, но один пример все же предлагаем. В настоящее время ведется интенсивный поиск новых решений клубов, отвечающих возрождающимся клубным институтам, активизации самоорганизующихся клубных групп ("неформалов" и т.д.). Считается, что эти новые формы клуба, часто приближенные к жилью, являются нижним уровнем типологии — досуговым клубом, в то время как парк типовых решений клубов и домов культуры полагается клубом общего профиля (вторым уровнем типологии). К сожалению, этот второй уровень очень бедно дифференцирован, имеет единообразные программы, что противоречит типологическому правилу.

Вместе с тем, рискуя сменить ярлыки, мы можем увидеть действительное состояние клуба в иных типологических ячейках.

Стадии клуба-учреждения (которую мы сейчас переживаем и готовы отбросить) теоретически отвечает именно досуговый тип клуба (состав наших типовых проектов), и практика подтверждает действительное единообразие его примеров.

Структурные варианты вместимостей частей такого клуба (известные пропорции от 1:0,2 до 1:1,7) отвечают внутренним переходам от пассивного, ведомого (еще "доклубного"), культурного обслуживания к клубным формам деятельности. Внутреннее разнообразие досугового клуба и даже подспудный переход к более высокому уровню дифференциации — клубу общего профиля — здесь подтверждаются не структурой зданий (в общем мало влияющей сейчас на направленность клубных процессов), а избирательным характером функционирования клуба нашей городской сети. Выше было показано, что в культурно развитых городах клубы этого уровня демонстрируют неравномерность загрузки своих программ. В одних клубах активно проходят танцевально-развлекательные мероприятия, в других — лекции, в третьих — занятия кружков. Таких клубов не менее 20-30% всего состава сети, и только в остальных все программы загружены равномерно и, как правило, слабо. Такая практическая специализация клубов (как и появление "прочих" — не регламентированных — кружков и мероприятий) говорит о постепенном переходе клуба на более дифференцированный уровень — уровень клуба общего профиля: демонстрационный тип, развлекательный, информационный, студийный. Это разнообразие типов общего профиля, точнее их можно назвать профильными типами — предмет актуального проектирования. Любительский клуб может возникнуть только на базе развитой сети этих типов.

Понятием типа клуба охватываются как конкретные сооружения, так и их системы — все объекты, отвечающие данной связке типологических характеристик. Прикладные, оперативные значения этих характеристик ныне принимаются из состава традиционных архитектурных измерений: состав и площади помещений, состав и частота программ, количество их посещений и т.д. Вместе с тем типологический подход позволяет формировать новые и специфически клубные переменные, отвечающие оппозициям базовой модели клуба. Например, такими переменными могут быть значения, отличающиеся тем, что в общей статистической картине они имеют тенденцию сближаться во времени с медианой выборки (тенденции сохранения), или отдаляться от нее (тенденции изменения). Для клуба значимы не величины характеристик, а их градиенты сохранения — изменения. Это открывает новые подходы к прикладным исследованиям клуба. Разработка таких характеристик в их конкретности — прерогатива индуктивного подхода к клубу.



Похожие статьи:
Характеристики клуба

Навигация:
ГлавнаяВсе категории → Проектирование клубов

Статьи по теме:





Главная → Справочник → Статьи → БлогФорум