Навигация:
ГлавнаяВсе категории → Образ города

Сохраненное будущее


Сохраненное будущее

Закопченный промышленный город Мидлсбро был построен с ошеломляющей скоростью в 40-е годы прошлого века для обеспечения рабочей силой новых фабрик, одна за другой возникавших вдоль канала. Дома и заводы строились мгновенно, тогда как учреждения, система обслуживания и другие удобства появлялись позже. На 50-летнем юбилее города один, оратор заявил, что основатели города все свое доверие обратили к будущему:

«Паровая машина не имела прецедентов, у локомотива не было предков, телеграф не опирался на наследие прошлого... Я не могу удержаться от симпатии к крику тоски... по поводу исчезнувшего и невосстановимого прошлого. Но факты свидетельствуют против него».

Люди весьма различно заглядывают в будущее: одним достаточно заглядывать в завтра или только в следующие полчаса, другие целиком поглощены событиями, которые последуют лишь через поколение. Будущее может трактоваться как нечто, нам не подвластное, нечто такое, что можно исследовать с трудом, но и с надеждой, нечто мчащееся на нас. Будущее может быть реалистическим ожиданием, привязанным к настоящему и прошлому опыту, или несвязной фантазией, преисполненной жаждой и страхами. Оно может быть чем-то, от чего следовало бы уклониться, или землей обетованной; трудное будущее или усиливает сложности настоящего, или от него отворачиваются ради немедленных целей. Интенсивность переживания настоящего или утомленность от настоящего могут препятствовать формированию образа будущего в сознании. В свою очередь чрезмерная озабоченность будущим способна мешать полноте восприятия настоящего. В зависимости от этих взглядов сами будущие события развертываются тем или иным образом.

Идея будущего испытывает мощное давление прошлого опыта: и у детей, и у взрослых ожидания ближайшего будущего достаточно реалистичны, тогда как долговременные прогнозы далеки от реализма. Однако принципиальное различие между возрастными группами раскрывается в прогнозировании среднего уровня, времени, на которое события настоящего имеют некоторое влияние, но события которого и не неизбежны, и непредсказуемы точно. Взрослея, человек приобретает все более полный опыт прошлого и расширяет границы реалистичности предвидения среднего масштаба, более четко различая предвидение от желания. Там, где прошлый опыт носит стабильный и упорядоченный характер, служивший опорой прогрессивным изменениям с предсказуемыми результатами, представление о будущем приобретает большую глубину. Там же, где прошлое оказывается хаотичным или застывшим, представление о будущем тоже будет расчлененным и несобранным. В то же время, если будущее кажется непостижимым или тусклым, прошлое, как правило, тоже оказывается необъяснимым или пустым: оба образа сосуществуют вместе, надежда соседствует с ностальгией.

Соотнесенность прошлого и будущего не удивительна, поскольку то и другое — идеи настоящего, сооружаемые аналогичным образом из современных сведений и оценок. Однако хотя и прошлое, и будущее в сознании одинаково реальны и обладают параллельностью структуры, они резко различаются характером материала, идущего на их сооружение. Прошлое строится из богатства опыта, постоянно поставляемого сознанию учреждениями, материальной средой, текстами Идея будущего организуется из более тонкой субстанции — оно не только объективно неопределенно (впрочем, любой историк подтвердит то же самое относительно прошлого), но и субъективно воспринимается как нечто более разреженное и бедное. Когда людей Просят напрячь воображение и досказать историю, предположительно случившуюся в прошлом, история обычно обретает насыщенное интересное завершение. Когда та же задача ставится относительно истории, которая может произойти в будущем, добавочные завершения оказываются очень схематичными. Любая попытка повысить реалистичность и углубить идею будущего наталкивается на необходимость борьбы с этой асимметричностью.

Возможность создания мысленного образа будущего заключена в способности воображать отдаленные следствия нынешних действий, создавать новые комбинации действия и его последствий, соединять сегодняшние чувства и оценки с этими последствиями, подавлять или ослаблять те сугубо сегодняшне стимулы и мотивировки, которые могли бы отвлечь наше внимание от будущих событий. Известно, что лоботомия мозга снимает внутреннее напряжение и предотвращает неконтролируемое поведение, но она же ликвидирует и способность предвидения: будущее может быть понято, если он J предъявлено, но оно полностью отсечено от эмоций. Напряжение внимания и действие колеблются под влиянием непосредственных стимулов.

Коль скоро образ будущего зависит от нашей способности осознавать и связывать между собой следствия настоящего, он тем самым зависит и от наших наиболее общих представлений: силы ощущения ^ебя и своего прошлого, настоящего и будущего; веры в то, что жизнь в известных пределах поддается личному контролю; прагматического понимания того, что ценность действия в настоящем зависит от реалистически оцениваемых последствий в будущем. Таким образом, будущее может меняться — по глубине, мере относительности, эмоциональной окраске — соответственно нашему представлению о нынешних обстоятельствах, нашему образу прошлого и наиболее общим интеллектуальным возможностям.

Мы стремимся усилить глубину и реалистичность образа будущего, и прежде всего «среднего» будущего, во имя повышения эффективности действий в настоящем, усиления чувства «я» в его соотнесенности с окружающим миром. Ближайшее будущее для любой сложной системы относительно жестко детерминировано инерцией ее динамического состояния в настоящем. Но за пределами этого ближайшего будущего мы уже можем планомерно воздействовать на собственную деятельность, опираясь на предсказуемые следствия вмешательства в ход дел в их нынешнем состоянии. При еще большем удалении в будущее следствия настоящего и любых его кор^ рективов в настоящем и будущем вновь теряют определенность и какое бы то ни было прямое управление оказывается невозможным.

Точность предвидения не столь существенна по сравнению с состоянием повышенной ответственности, способностью перестраивать образ будущего по мере изменений в настоящем, умением воображать и «пробовать на вкус» новые варианты будущего. Конечно, мы предпочитаем оптимистический взгляд на грядущие события, однако это зависит от реалистического понимания обстоятельств. К счастью, сами обстоятельства в известной степени зависят от нашего отношения: верящий в свою способность изменять ход вещей скорее может повлиять на них. Но там, где будущие обстоятельства не слишком оптимистичны с реалистической точки зрения, мы способны выбросить их из головы только в том случае, если действительно ничего не можем сделать.



Похожие статьи:
Создание общественных укрытий

Навигация:
ГлавнаяВсе категории → Образ города

Статьи по теме:





Главная → Справочник → Статьи → БлогФорум