Навигация:
ГлавнаяВсе категории → Образ города

Политические аспекты


Политические аспекты

Чувство места является также и фактом политического бытия. Те изменения, которые могли бы произойти с внешним обликом населенного места, зависят от того, кто здесь осуществляет контроль. Более того, сама внешность способствует закреплению и усилению рисунка политической структуры. То, что люди видят и слышат, может отчуждать людей, внушать им трепет, заставлять умолкнуть или лишать их понимания вещей. Символы имеют большую силу. Потому-то чувственно воспринимаемый образ окружения был столь важным делом для правящего класса, и именно потому бунтари разрушают вещи, что их символика ненавистна.

Но ощутимое окружение может также служить объединению небольшой общины, создавать терпимые жизненные условия для раз-Личных аутсайдеров или служить символической поддержкой дела революции. Так, в первые годы существования Советского Союза улицы были заполнены огромными символическими декорациями, а зажженные на окнах свечи укрепляли датское сопротивление во время немецкой оккупации. Более того, поскольку многие из желательных сенсорных характеристик опираются на общечеловеческие свойства и являются, по словам экономистов, неделимым фондом (чистый воздух, зелень парков и пр.), для большинства ситуации будет справедливо суждение, что изменения сенсорного качества среды могут повысить качество жизни для всех.

В то же время сенсорное качество нередко представляет собой фактор в политическом конфликте, хотя и редко выявляется как таковое. Так, анализ уровней этого качества по региону четко показывает, сколь неравномерно распределены сенсорные ресурсы и возможности. Участки, с которых открывается красивый вид, до-рож; и, естественно, заняты состоятельной публикой; жилая застройка, предназначенная для рабочих, обычно выкупается «средним классом» (пригород Лондона Хемпстед-гарден — классический тому пример). Подобное же неравенство играет ключевую роль в дискуссиях относительно использования земли и программы развития. П"> мере разрастания городов одной из целей новоселов пригорода становится поиск лучшего окружения, и те же сенсорные качест-ра окружения пытаются защитить от нашествия ранее преуспевшие переселенцы. Понимание природы сенсорного качества лишь проявляет сущность как несправедливости монополизации среды, так и ценности того, что испытывает угрозу нашествия. «4...", Знание такого рода необходимо нам для того, чтобы в процессе урбанизации, когда мы стремимся увеличить равенство, не уничтожить одновременно как раз то, что является предметом всеобщего стремления. В противном случае последовательное улучшение качества окружения может лишь увеличить реальное неравенство удовлетворения потребностей, за исключением тех случаев, когда объект реконструкции — некое общественное достояние или когда реконструкция «просачивается» в среду в течение весьма длительного времени.

Следует считаться с тем, что исследования сенсорного качества могут вызывать подозрения в том, что они-лишь внешнее прикрытие для стремления монополизировать среду. Изощренные проектные решения и впрямь нередко служили аргументом в пользу крупномасштабных капиталоемких строительных программ, а охрана ландшафта бывала уже предлогом для недопущения новых людей на какую-то территорию. Планировочное агентство должно тщательно избегать возможности оказаться подозреваемым в такого Tima связях, публично предъявляя совокупность общественных последствий реализации какого-то изящно выполненного проекта, стремясь расширить общественный контроль и уже тем высказываясь в пользу работ, непосредственно вовлекающих в диалог клиентов. Агентство должно исходить из множественности чувственно воспринимаемых ценностей и предпочтений во имя защиты пространственных и временных территорий локальных сообществ от нежелательных разрушений. К сожалению, приходится считаться с тем, что, осуществляя подобную программу поведения, агентство может потерять долю первоначальной поддержки главенствующих социальных групп.

Центр контроля и принятия решений — вот о чем здесь идет речь. Должен ли дизайн среды быть централизованным или децентрализованным и до какой степени? Требует ли ответ на этот вопрос -столь специального рассмотрения, чтобы цели и решения вырабатывались высококвалифицированными профессионалами? Должны ли решения быть прерогативой тех, кто обладает экономической и политической силой, коль скоро только они могут их реализовать? Типичные задачи в дизайне среды действительн9 нуждаются в значительных средствах н прочной координированное™, поэтому те, кто ведут проектирование, охотно перехватили бы инициативу у тех, кто обладает средствами.

В самом деле, крупномасштабное проектирование нередко оказывалось средством усиления и символического выражения централизации власти Происхождение градостроительства коренится в задаче создания священных городских центров: Теотихуакан, крупные комплексы майя, города Шанского Китая, храмовые комплексы Месопотамии и. Египта или Чан-Чаи там, где теперь Перу. Священный трепет, внушаемый этими монументальными композициями, был прямым орудием централизации власти в перегруппировывающем свои ресурсы обществе.

Но можно ли в качестве альтернативы рассматривать создание того, что будет хорошо продаваться, исходя из способности рынка наилучшим образом выражать массовые желания? И можно ли довериться демократическому политическому процессу в качестве средства уравновешивания противоречивых требований? Если так, то дизайн среды становится средством выявления конфликтных требований и их последствий и погружается в самую гущу политики.

Найдутся и такие профессионалы, которые отвергнут все названные подходы. Для них правильная стратегия заключается в том, чтобы максимально децентрализовать действие. Пусть каждый сам сооружает собственное окружение. Свергнуть с пьедестала богоподобного проектировщика или превратить его в учителя среди равных ему учеников, в специализированного сотворца. Профессиональные тайны проектирования следует превратить в доступную информацию, пользуясь которой малые группы смогли бы придать форму своему месту.

Наша точка зрения заключается в том, что контроль над окружением следует децентрализовать в границах возможного, но не доводить децентрализацию до абсолюта. Да, индивиды или во всяком случае малые группы должны обладать компетенцией для формирования собственного ближайшего окружения, если это входит в круг их желаний. Здесь профессионал может помочь формированию «диффузной» компетентности за счет инструктажа, технической помощи, играя роль источник а информации или генератора возможностей. Но есть качества, и весьма существенные, которые в принципе пе поддаются освоению в малом масштабе: формы открытых пространств или транспортных магистралей, системы стандартизованных объектов, качество воды и воздуха, широко понимаемые нормы социально приемлемого действия.

Есть также немало локализованных мест, которые, однако, не могут быть «приписаны» к малой, стабильной группе пользователей. К тому же приходится иметь дело и с межгрупповыми конфликтами, н с задачей выравнивания распределения сенсорных ресурсов. В таких случаях профессионал — это общественный эксперт, способствующий политическому процессу принятия решений и стремящийся сохранить открытость к изменению и развитию этого процесса, к насыщению его знанием. Там, где клиентов много или они неуловимы, или их просто еще нет, профессионал стремится приспособить место к их нуждам — он играет посильную роль их представителя.

Он рекомендует общую политику перевода решений системного характера на локальный уровень в деле определения общих правил соучастия пользователей в проектном процессе, масштаба капиталовложений и их локализации во времени. Все это подчеркивает необходимость переноса акцента с регулирования поведения на широко понимаемое просвещение, на действия, развивающие чувст-вительасшь проблемам среды и искусность; скорее на разнообразие и гибкость формы, чем на грандиозность результатов; на контроль со стороны пользователей и оказание им консультативной помощи; наконец, на использование таких методических схем, которые способствовали бы гибкости и незамкнутости содержания решений. Заметим, что подобная точка зрения сужает возможности действий, поскольку немало типов крупномасштабных работ не отвечают перечисленным требованиям.

Помимо противоречивых отношений к централизации существует еще один диапазон представлений, в котором одни профессионалы противостоят другим. Одни — это те, кто ради эффективности деятельности стремится оказаться как можно ближе к тем точкам, где сегодня принимаются решения, а другие — те, кто хочет перестроить общество и озабочен в первую очередь демонстрацией этого стремления и политическим просвещением. Каждая из позиций означает свои собственные формы исследований и свою методику проектирования. Выбор методики не может быть осуществлен по внут-рипрофессиональным соображениям — политические представления, модель человека оказываются здесь источником технических предпочтений. Выбор во всяком случае неизбежен.

Качество окружения нередко захлестывается активностью общественных или частных агентств, подталкиваемых к действию стремлением к прибыли, выживанию или просто жаждой «что-то с этим сделать». Их узкоориентированная направленность на эти простые цели порождает характерное пренебрежение привлекательностью окружения. Очень часто орган планирования идет на уступки перед напором этих сил: заключаются сделки, идет маневрирование в трещинах на теле процесса принятия решений, и лишь таким образом выполняется некоторая полезная работа. Планировочный орган может ставить вопрос на обсуждение, вводить новую информацию, продвигать политическое действие. Однако ни одно официальное агентство не в состоянии идти дальше и делать нажим на изменение структуры общества (что, может, и необходимо в первую очередь). Однако и содержание предоставляемой им информации, и способ работы с клиентами могут помочь другим двигаться по этому пути.

Практически перед нашим планировочным агентством более скромный выбор. Будет ли оно прежде всего обслуживать (и побуждать некоторые сдвиги) те группы, которые сейчас предопределяют форму ландшафта; будет ли оно стремиться прежде всего контролировать и сдерживать их действия; или же оно исходит из надежды изменять структуру решений каким-то немедленным и заметным образом? Так или иначе, трудная, но устойчивая стратегия-такая перестройка процесса принятия решений, при которой сенсорное качество среды станет интегральной частью внутреннего критерия успешности работы. Думается, — что именно это наиболее существенно. Разумеется, необходимо хорошо понимать «реальность развития» (эвфемизм, означающий для каждого момента времени способ, каким обычно делаются дела) для того, чтобы деятельность нашего агентства приводила к какому-то результату. Но знание, понимание отнюдь не означают фатальной необходимости отбросить надежду на«перемены структурного характера. Напротив, оно обязательное предварительное условие таких перемен.



Похожие статьи:
Создание общественных укрытий

Навигация:
ГлавнаяВсе категории → Образ города

Статьи по теме:





Главная → Справочник → Статьи → БлогФорум