Навигация:
ГлавнаяВсе категории → Образ города

Распределение времени


Распределение времени

До недавнего времени проектирование среды было сосредоточено па стабильных устройствах: земле, дорогах, зданиях. Но человеческая деятельность, протекающая среди этих устройств, имеет равную, если не большую по сравнению с ними, значимость в определении качества места. На основании этого умозаключения проектирование предметов было расширено и охватило проектирование форм поведения и вещей в пространстве, став пространственным проектированием. Но если в игру включается поведение, то проектирование должно иметь дело не только с пространственным, но и с временным рисунком, превращаясь в искусство управления меняющейся формой предметов и устойчивыми рисунками поведения людей во времени и пространстве одновременно. Деятельность меняется и развивается относительно неизменных пространственных «контейнеров». Форма последних никак поэтому не может «следовать функции», если только использование пространства не приведено к какой-то однозначной и неизменной форме поведения. Соответственно распределение пространств сообразно специфическим функциям (что, кажется, остается господствующей тенденцией) в социальном смысле приводит к разобщению и практически, как правило, малоэффективен.). Распределение действия во времени влияет на функционирование места и его стиль не менее, чем размещение этого действия.

В целом распределение во времени осуществляется все еще от случая к случаю. Планы и проектные предложения редко указывают на желаемое или ожидаемое распределение времени, за исключением указания пика транспортной нагрузки в каналах коммуникаций. Расписание деятельности управляется лишь навыком. В принципе им можно манипулировать гораздо свободнее, чем размещением деятельности, но на практике оно еще менее поддается рациональному контролю. Каждый индивид, хотя и обладает некоторым полем маневра, включен в рисунок зацепленных одно за другое общепринятых расписаний — часы на еду, работу, дорогу, развлечения, соп Множество проблем переуплотненности или чрезмерной разреженности возникает не столько потому, что многие стремятся к одному и тому же, сколько в связи с тем, что они хотят этого в одно и к; же время.

Распределение времени только тогда становится проблемой, когда мы обнаруживаем, что имеем некоторое поле выбора возможностей. Досуг стал доступен многим, соответственно навыки органи-8 пни времени стали и более очевидны, и менее строги. Став более ц.юным, время в большей степени поддается перераспределению, но искусству выбора и использования времени еще надо учиться. Нач-ju'.неочевидного: проектирование среды должно по крайней мере точ-ло читывать, когда какие-то вещи могут скорее всего происходить,

йы пространственное распределение услуг могло быть оценено к выявлено верно. Таким образом, явно необходим общепринятый способ репрезентации и количественного выражения хода событий в деятельности и поведении, чтобы предлагаемая модель окружения могла быть рассмотрена и оценена как пространственно-временное целое.

В отдельных случаях мы можем нуждаться в управлении или регулировании расписания фаз деятельности в качестве элемента проектного решения. Критические точки — это начала и концы однородных потоков, группировок, рисунков поведения, и нам нужен критерий определения того, чем один рисунок лучше другого.

Наиболее характерный случай регулирования во времени — это разработка сетевого графика строительного процесса с целью избежания заторов, координирования взаимодополнительных операций, рационального использования ресурсов и достижения общей плавности событий. Но мы точно так же рассчитываем использование дефицитного пространства (например, концертного зала) или устанавливаем последовательность действия социальных служб (например, транзитного движения) и таким образом воздействуем на распределение во времени множества других действий, вторичных по отношению к принятому решению. Мы можем устанавливать временные границы для определенных видов поведения, определяя, в частности, время закрытия в системе обслуживания. Мы можем пытаться более равномерно распределять нагрузки, снижая цены или подключая дополнительные приманки в дополнительное время, или вводя колебательный ритм функционирования привлекательных мест. С другой стороны, в случае специализированной деятельности мы стремимся сконцентрировать ее нагрузку в какое-то определеннее время, чтобы вызвать достаточный спрос (ярмарочные дни, например). Некое агентство может фиксировать наилучшее врем* о обых событий: празднеств, митингов, торжеств. И можно представить, что некое учреждение или общественная организация могли бы инициировать новые временнйе системы, начав осуществление неких услуг или деятельности в необычный час.

Некоторые мотивы вмешательства в распределение времени или хотя бы учета его хорошо известны. Мы стремимся добиться соотв№ ствия нагрузки и предназначенной для нее емкости. Мы пытаемся свести во времени виды деятельности, которые могут рассматриваться как взаимодополняющие, и, напротив, разделить те, что мешают один другому, — как в случаях, когда мы отводим грузовому движению ночные часы. Мы располагаем действия в нужной последовательности, чтобы никто не терял времени на поиск соответствующего сигнала, — именно этим заняты в большинстве своем исследователи временных графиков. В других случаях мы ищем такую комбинацию, при которой каждое действие было бы обеспечено достаточным временем, чтобы каждому отводилось наиболее удобное время, чтобы взаимоувязанный «пакет» действий в сумме не потребовал времени больше, чем имеется в наличии. Разумеется, это — неустанное разрешение противоречий между конкурирующими требованиями.

Все названные мотивы координации действий, приспособления нагрузок и распределения по временным отрезкам имеют, разумеется, соответствия в манипулировании пространственным рисунком. Изучая внутренние ритмы организма, мы сможем обнаружить, что для лучшей адаптации потребуется перегруппировка установленных обычаем расписаний труда, отдыха, учебы, путешествий и иных форм деятельности, на которые должно ориентироваться временное и пространственное проектирование среды. Не исключено, что нам даже понадобится изменить некоторые искусственно установленные порции времени — часы или недели. Конечно, многое из этого — дело будущего, о котором мы лишь надеемся узнать больше, однако есть и такие функции, которые уже сегодня созрели для модификаций во времени. Это расписание занятий и перерывов в школах и использование скользящих графиков в промышленности и делопроизводстве. Модификации во времени почти всегда требуют пространственных изменений хотя бы в расположении комнат отдыха.

В дополнение к адаптации времени к биоритмам мы можем вмешиваться в распределение времени, чтобы повысить меру разнообразия и выбора, обеспечивающих индивиду возможность «упаковать» свой день в соответствии с привычками или ситуацией. Основные общественные службы и услуги можно сделать более доступными и во времени, и в пространстве, в связи g чем желательно уменьшить характер ограничений для временной локализации той или иной деятельности. Нет необходимости закрывать магазины по воскресеньям или пабы после полудня — просто коренящиеся в далекой истории рисунки распределения времени пережили свои функции подобно аппендиксу. По крайней мере резонно попытаться расслабить узы привычки и тирании плотного взаимодействия форм поведения. Так, большинство школ все еще настаивает на том, чтобы один и тот же материал все изучали в том же темпе и в течение того же периода времени. Лишь немногие школы продемонстрировали необязательность этого абсолютизма. Теперь работа в некоторых офисах может производиться в «нерабочее», время, и то одно, то дру-гое учреждение разрешает своим работникам индивидуально устаи, вливать часы работы. Таким образом, одна из привилегий, которыми издавна пользовались художники и независимые ремесленники. может быть распространена и на крупные коммерческие фирмы.

Расписание поведения во все времена четко выражало стиль группы или индивида. Есть «жаворонки» и «совы», люди, засиЖи — в ющиеся над поздним совместным ужином, и те, кто питается в одиночку, едва почувствовав голод. Одни легко оперируют своим днем, координируя свои действия с другими только при необходимости, другие в вечной спешке сковывают себя твердой схемой и все же без конца опаздывают.

Вопрос не только в том, как люди сейчас организуют свое время, но и в том, как они предпочли бы его организовать, как они реагировали бы на новую неизведанную организацию времени Школы уже экспериментируют с гибкими программами, в которых ученик работает над решением задач сообразно содержанию самой работы, а не в зависимости от жестких пленений времени. В принципе каждому должны быть даны возможность и соответствующие знания, чтобы создавать собственный порядок во времени, их следует стимулировать к познанию временного ритма собственного организма и поиску такого рисунка поведения во времени, который соответствовал бы этому ритму.

Повышение возможности выбора распорядка времени само по себе ценно, но недостаточно. Хорошей схемой можно было бы назвать только такую, в которой есть и стабильность, и гармоничность, которая признается и другими и соответствует как внутреннему ритму организма, так и внешним ритмам социальных требований. Создать ее случайным образом невозможно. В идеале, наверное, в границах крупномасштабной социальной координации, схемы распределения времени могут появиться в результате проб и ошибок, совершаемых малыми группами, находящимися в сходных обстоятельствах и придерживающихся одинаковых принципов. Чутье к временному построению действия с изяществом и умением можно воспитывать, во всяком случае можно продемонстрировать нечто большее, чем только расширение выбора.



Похожие статьи:
Создание общественных укрытий

Навигация:
ГлавнаяВсе категории → Образ города

Статьи по теме:





Главная → Справочник → Статьи → БлогФорум