Навигация:
ГлавнаяВсе категории → Образ города

Временной коллаж


Временной коллаж

Нам хорошо знакомы зримые нагромождения исторических событий: сопоставление старого и нового повествует о ходе времени, иногда удивительно красноречиво. Древнегреческие храмывСели-нунте возвышаются из моря едва раскрывшихся диких цветов; римский амфитеатр в Лунке превратился в овальное кольцо домов вокруг рыночной площади. Деревня Эйвбери стоит внутри неолитических валов, и ее дома и овцы разделяют одно общее пространство со старыми камнями. Особенно крупными хранилищами времени являются большие соборы: Кентербери не столько красив, сколько внушает благоговение как святое место, используемое и перестраиваемое от столетия к столетию. С северной стороны огромное здание превращается в руину. В Сиракузах дорический скелет собора торчит из его средневековой кожи. Все это не столь частые примеры, отнюдь не задуманные в качестве таковых, хотя теперь, когда они уже есть, их можно сознательно сохранять именно в этом качестве.

Научная реставрация тщательно различает новодел от подлинных остатков и стремится восстановить «подлинность» окружения и оснащения сооружения, опираясь на раз и навсегда установленное «правильное» время (символические предметы принято считать вечно теми же самыми, тогда как рабочие инструменты, например, охотно заменяются новыми). Выдвигается требование, чтобы необходимые новые постройки «соответствовали» старым или путем откровенной имитации, или за счет некой общности размеров, масштаба, материала или формы. Однако втайне мы испытываем удовольствие от смешанности нового со старым.

Древности производят наибольшее впечатление в одном из двух контекстов: или когда они совершенно изолированы в каком-то диком и одиноком месте, укрытом или возвышенном; или в тесном контакте с современной жизнью, когда они врастают в ее гущу. Есть немало впечатляющих сооружений, в которых древняя конструкция преобразована для современных целей и все эстетическое преимущество достигнуто за счет контраста форм. Новое целое оказывается более выразительным, чем первоначальное сооружение или то, что могло бы встать на его место. Частичное разрушение старинного центра Буды в Венгрии во время второй мировой войны обнажило средневековый каркас. К счастью, руины не пытались отстроить пи в средневековых, ни в барочных формах. Были сохранены фрагменты всех периодов, построены новые здания, и достройка в современном духе включила эти старинные фрагменты. Здания XIX в. были частью перестроены и частью восстановлены, а «замочные скважины» на фасадах домов позволяют увидеть древние остатки в спрятанных от глаз слоях.

Нетрудно вообразить изменения, которые шли бы еще дальше, отбирая и сталкивая между собой не только видимые формы, но и исторические смыслы. Тогда история места была бы не просто вежливым введением к сообщению, а серией событий, предъявленных зримо и противопоставленных контрапунктом в формировании нового. Например, были предложения превратить Фортецца да Басса во Флоренции в общественный рекреационный центр, однако, несмотря на любопытный визуальный контраст форм нового парка и старых укреплений, сам драматизм преобразования крепости в Луна-парк не был ощутим в проектах. Крепость была враждебным включением в город, осуществленным Медичи с целью удержания горожан в подчинении. Раскрыть ее для общественных увеселений означало бы полный переворот ее исторической роли.

Такой подход не назовешь охраной, хотя он включает тщательное и уважительное отношение к истории. Он может включать и разрушение и уж во всяком случае переделки, он требует интерпретации истории, которая может быть и ошибочной, ибо меняется от поколения к поколению. Отбор остатков прошлого, зрительную подачу которых следует усилить, представляет собой уже следствие этой интерпретации. «Наслоение» нередко используется как осознанное средство эстетической выразительности — зримое нагромождение накладывающихся следов от сменявших друг друга периодов, при-ч м каждый след изменен новыми добавлениями и сам видоизменяет их, создает что-то вроде временного коллажа. Именно чувство глубины в старом городе привлекает нас с такой силой. Раскрытые руины скрывают под собой еще не открытые слои: римские термы и их водоток сохраняются под банями XVIII в., а декоративная горка в саду Кентербери у средневековой стены представляет собой обработанный заново доисторический курган.

При практическом применении этого метода часть прежних трансформаций сохраняется, тогда как другие устраняются; обнажаются старые элементы, а новые помещаются там, где они способны вызвать наибольший формальный и ассоциативный резонанс. Все в целом приобретает характер сложной и свободной организации, в чем-то постоянно неожиданной и потому двусмысленно неопределенной. Эта методика предполагает, что должно оставаться достаточно места для наложения новых слоев и что знаки будущего, в том смысле, Который был раскрыт выше, должны включиться в общий коллаж. Материалы следует подбирать исходя из их характерной способности покрываться следами времени: не только знакомый мягкий серый цвет шифера и зелень меди, но и стертость ступеней и то, как пыль, осаждаясь на глубоких рельефах, заставляет их казаться освещенными снизу. «Чем более я размышляю о стали, — пишет Роберт Смитсон, — тем в большей степени ржавчина проступает как ее фундаментальное свойство... Для технологического мышления ржавчина связана со страхом перед старением, выпадением из использования, энтропией, разрушением. То, что сталь ценится помимо ржавчины и без нее, составляет техническую ценность, но не художественную». Контрасты, порождаемые старением, необходимо использовать художественным образом: постоянство тайной твердости кремня, например, мягкой эрозии теплоокрашенного кирпича. Надежды и страхи, связанные с близким будущим, должны сегодня выступить на поверхность. Нужно видеть, что Венеция тонет. Рисунок зрелого дерева может сопровождать росток. Знаки прошлого и будущего могут служить материалом эстетического контраста и связности. Йитс в ожидании исполнения исторических циклов отстроил башню в Бэлайли и высек на ней: «... и пусть сохранятся эти буквы, когда все вновь в руину обратится»

Можно «заимствовать» время, чтобы расширить настоящее, точно так же, как можно зрительно «занять» у обширного внешнего пространства, чтобы увеличить небольшое помещение. Мы предлагаем усилить и усложнить чувство местного времени, так же как можно предложить интенсифицировать и обогатить формы деятельности. Подобное сопоставление времен может быть достаточно сильным, чтобы вызвать специфическое ощущение, будто прошлое, настоящее и будущее на какой-то момент таинственным.образом совпадают между собой.

В подобной методике скрыты свои опасности. С ее помощью можно нагромоздить бессмысленные контрасты живописных фрагментов или начать их сознательно производить: псевдоисторические наименования улиц или пузырчатое стекло, изготовляемое на конвейере (впрочем, надо иметь в виду, что для случайного туриста и такая фальшивая история может оказаться немалым удовольствием). Искусство временного коллажа не рассчитано на вечность, поскольку история, известная сегодня, может оказаться неверной или неточной завтра, но и само это изменение обладает выразительностью отображения времени. Это весьма утонченное проектирование, нуждающееся в понимающей аудитории. Эта техника годится скорее для ключевых сооружений и участков, чем для широкого распространения, поскольку в большинстве мест достаточно простого сохранения следов прошлого и будущего, чтобы придать им символическую глубину и зрительный резонанс.

Коллаж — не простая смесь старого и нового. Это результат эстетической оценки и художественного суждения, осознанное сопоставление, казалось бы, несвязанных элементов, с тем чтобы форма, и, значение каждого усиливали одна другое и вместе с тем достигалась бы общая цельность. В общем виде коллаж можно использовать в проектировании крупномасштабного окружения: сохранение и художественный контраст участков разного возраста, соединение их путями или звеньями активности, введение вдохновляющих новых видов деятельности в старую оболочку контрастного значения Большой ландшафтный парк в Стоу, который формировался целое столетие рядом проектировщиков и меценатов в ходе смены вкусов, вырастал именно таким образом, — каждый следующий замысел использовал смысл, заложенный в предыдущем, и отзывался на него.



Похожие статьи:
Создание общественных укрытий

Навигация:
ГлавнаяВсе категории → Образ города

Статьи по теме:





Главная → Справочник → Статьи → БлогФорум